Пепел Магнитского

3 апреля Останкинский суд Москвы признал законным возобновление уголовного дела в отношении покойного юриста фонда Hermitage Capital Сергея Магнитского. Ранее Тверской суд Москвы, а потом и Мосгорсуд признали законным привлечение Магнитского в качестве обвиняемого – через два года после его смерти в СИЗО. По одной версии – в результате отказа тюремных врачей в медицинской помощи, по другой – в результате избиения до смерти «правоохранителями», которых он обвинял в мошенничестве.

Это российское ноу-хау – уродливо перевернутая реальность: убийцы требуют уголовного преследования своей жертвы, в то время как родственники жертвы безуспешно пытаются добиться уголовного преследования убийц.

И потому все актуальнее – известный «законопроект Кардина» о запрете на въезд в США российским чиновникам, причастным к делу Магнитского. Его поддержал Конгресс США, с аналогичными инициативами выступили Европарламент, экс-глава Минюста Канады Ирвин Котлер и Палата представителей парламента Нидерландов.

В ответ российский МИД объявил намерение ввести визовые ограничения «вмешательством во внутренние дела» и «попыткой прямого давления на государственные структуры». И, конечно же, немедленно вспомнил о принципе презумпции невиновности.

Вообще-то, напоминать о презумпции невиновности следовало бы, в первую очередь, представителям органов, что в России именуются «правоохранительными» — при том, что почти каждый день приносит новые сообщения о преступлениях против граждан, совершаемых их сотрудниками. Что же касается «давления на российские структуры», то они не горят желанием найти и покарать убийц Магнитского. Вместо этого, как уже сказано, они возбуждают уголовные дела против убитого.

Ну, а истерика о «вмешательстве во внутренние дела» и вовсе никакой критики не выдерживает: какое «вмешательство», господа?

Во-первых, соблюдение прав человека, согласно международным конвенциям, не является внутренним делом государства.

А во-вторых, запрет на посещение российскими чиновниками США, Канады или стран Евросоюза – это, бесспорно, «внутреннее дело», но вовсе не России, а исключительно этих стран. Каждая из них имеет полное право решать, кого к себе впускать, а кого – нет, исходя из собственных соображений и интересов. И если власти США или Канады считают персонажей из «списка Магнитского» недостойными посещать эти страны – так тому и быть.

Как показывает практика, эти персонажи (а также их покровители), привыкшие к своей безнаказанности и связанные круговой порукой, не реагируют на публикации в СМИ, митинги, пикеты, жалобы и обращения.

Они реагируют – и весьма нервно, — только на перспективу оказаться «невъездными». Причем, что характерно, именно в те страны, которые их идеологическая обслуга — кургиняны и дугины, леонтьевы и шевченки, — почти в ежедневном режиме объявляет исчадием ада и средоточием зла.

Значит, именно на этом и надо настаивать тем, в чье сердце стучит пепел Сергея Магнитского.

Молодые "яблочники" передали чиновникам "Золотой Ёршик — 2012"

золотой ёршик

"Премию петербургского чиновника "Золотой Ёршик – 2012" присудили Управлению гостиничного хозяйства посетители сайта "Петербургского Молодёжного Яблока" (ms.yabloko.ru) за покупку посуды фарфоровой за 3 538 776 рублей, в том числе 1400 круглых тарелок, изготовленных в Германии, по цене 548 рублей за штуку и 1400 блюд средних, изготовленных в Германии, по 717,46 за штуку.

Здание, в котором находится городское Управлению гостиничного хозяйства, окружено высоким железным забором с домофоном на калитке. Чиновники отказались пустить "яблочников" на территорию Управления, попросив подождать снаружи. Пока молодые "яблочники" ожидали пока кто-нибудь выйдет к ним, к воротам подъехала полиция. Только после этого женщина — сотрудница Управления гостиничного хозяйства приоткрыла дверь калитки и быстро забрала выркашенный золотой краской туалетный ёршик и грамоту.

Отметим, что Управление гостиничного хозяйства при Администрации Губернатора Санкт-Петербурга уже получало "Золотой Ёршик" в 2009 году за покупку "золотых пряностей": на 250000 рублей предполагалось купить пряностей, приправ, горчицы, соусов для ресторана гостиницы "Смольнинская" (к примеру, предлагалось покупать панировочный сухарь по 2000 р за кг).

Идея премии "Золотой Ёршик" появилась после скандальной истории о том, что на переоборудование кабинетов губернатора Петербурга Валентины Матвиенко в конце 2008 года планировалось потратить 32 млн рублей. При этом обычные туалетные ёршики предполагалось приобретать по 12 794 рубля. Матвиенко стала первым обладателем премии молодых "яблочников".

 

 

Депутатский отчет за март 2012 года

Что было сделано в марте:

1. О событиях 5 марта и последовавших за ними.

Как, наверное, знают граждане, 5 марта – после президентских выборов, — множество людей пришли на Исаакиевскую площадь, чтобы выразить свой протест. В итоге около 500 человек было задержано ОМОНом, и все они отправились на ночь в полицейские участки, хотя никакой необходимости в этом не было. Ничто не мешало установить их личность, а затем вызвать повесткой в мировой суд.
«Их имели право задержать на 48 часов», — объяснял мне на следующий день первый зампрокурора Петербурга. Формально – да, имели, поскольку всем задержанным вменяли статью 19.3 КоАП о «невыполнении законных распоряжений сотрудника полиции». Но вовсе не обязаны были это делать – могли и отпустить до суда. Тем не менее, выбрали самый жестокий вариант. Думаю, что это была акция устрашения: чтобы прежде аполитичные граждане, которые после думских выборов начали десятками тысяч выходить на площадь, испугались и попрятались по домам.
На следующий день эта тактика привела к коллапсу: несколько сотен задержанных привезли к одному мировому судье (именно в его судебный участок № 40 входит Исаакиевская площадь), который начал рассматривать их административные дела. После того, как за первые два часа рассмотрели 15 дел, ребята позвонили мне, попросив о помощи. Я связался с прокуратурой – та сообщила, что влиять на происходящее не может, и вообще «нечего было им всем совершать правонарушение в одном месте». Приехав к суду, я застал там семь автобусов с задержанными и полицейских, некоторые из которых откровенно говорили, что они бы давно всех отпустили, но не имеют права. Пошел в суд – где обещали максимально ускорить рассмотрение дел, и привлечь к этому еще четверых судей. В итоге к девяти вечера большую часть дел рассмотрели (почти все отложили для знакомства с материалами и для получения помощи защитника) – а остальных задержанных, вместо того, чтобы отпустить, увезли обратно в полицию.
7 марта, — после новой серии судов, — выяснилось, что несколько человек так и не отпущены (хотя 48 часов их задержания истекли). Поздно вечером я дозвонился в 21 отдел полиции, где их держали. Там со мной сперва отказывались говорить, заявляя, что такого депутата не знают, и неизвестно, со мной ли они разговаривают, но потом все-таки сообщили, что на всех задержанных в ночь с 6 на 7 марта были составлены НОВЫЕ протоколы об административном нарушении по статье 19.3 КоАП. После чего 48 часов стали отсчитываться уже с этого момента. При помощи такого «ноу-хау» можно держать в участке до бесконечности. Что это, как не полицейское государство?
Окончательно все задержанные были отпущены только вечером 8 марта.
Я направил:
— обращение к прокурору города с приложением жалоб от задержанных (в начале апреля получил ответ, что идет проверка и меня уведомят о результатах)
— обращение к начальнику ГУВД Сергею Умнову (в начале апреля получил ответ, что полиция действовала законно, и что задержание граждан до утра в полиции также было вполне законно и целесообразно)
— депутатский запрос (вместе с коллегами по фракции) на имя губернатора Георгия Полтавченко (получили ответ, где сказано, что ОМОН привлекался правильно, и что никого из депутатов якобы не задерживали, хотя депутаты Комолова, Вишневский, Резник и Нотяг на глазах у сотен людей были отправлены в полицейские автобусы, а Комолова была доставлена в отделение полиции и на нее был составлен протокол). Также в ответе говорится, что администрация, оказывается, «не препятствует» гражданам в проведении мирных собраний. Такой ответ рассматриваю, как стремление губернатора вывести из-под какой-либо ответственности тех чиновников, которые постоянно препятствуют гражданам в реализации их права на свободу собраний
Запрос и ответ на него – здесь:
http://www.assembly.spb.ru/authors/show/635516514/1/109
По просьбе задержанных граждан, чьи дела рассматриваются в мировых судах, я предоставил им несколько десятков справок за своей подписью на депутатском бланке о том, что 5 марта они были на Исаакиевской площади на встрече со мной, как с депутатом, но были грубо задержаны полицией. Надеюсь, что эти бумаги помогут им выиграть дела в судах.
После истории с массовыми задержаниями мы несколько раз пытались пригласить на заседание Законодательного Собрания Сергея Умнова и вызвать на него «силового» вице-губернатора Валерия Тихонова, чтобы выразить ему недоверие (проект постановления был внесен от трех фракций — «Яблока», СР и КПРФ). Но в итоге проект просто сняли с повестки дня. Подробно эта история описана в «Новой газете» http://www.novayagazeta.spb.ru/2012/18/1.
Встреча с Умновым и Тихоновым все-таки состоялась – 30 марта в Мариинском дворце, но не на пленарном заседании, а в Белом зале и без прессы и телевидения. Некоторые подробности – в статье в «Новой газете» http://www.novayagazeta.spb.ru/2012/23/4. Мой рассказ об этом в эфире «Эха Петербурга» — http://www.echomsk.spb.ru/programmes/?letter=%D0%A0

2. Работа в комиссии по городскому хозяйству.

На протяжении всего месяца каждый вторник участвовал в заседаниях рабочей группы по зеленым насаждениям – обсуждали вопросы о включении или исключении скверов из перечня зеленых насаждений общего пользования (ЗНОП) и перечня внутриквартальных скверов. Большая часть вопросов – включение новых скверов по результатам инвентаризации, проходит спокойно. Споры вызывают, естественно, вопросы исключения или корректировки границ. Наиболее бурно проходило обсуждение по кварталам, подлежащим реновации – заседаниие рабочей группы состоялось 6 марта. Подробности – на «Фонтанке»: http://www.fontanka.ru/2012/03/06/119. Я выступал за обязательное сохранение тех скверов, которые окружены домами, не идущими под снос: в противном случае, получается, что жители этих домов только ухудшают свои условия жизни. Их скверы нужны для того, чтобы построить там дома для тех, кого переселяют из сносимых домов – но почему проблему одних жителей надо решать за счет других? Получается (о чем я говорил и писал еще в 2008 году), что программа реновации превращается в банальную «уплотнительную застройку».
Тема получила продолжение – на заседании 22 марта наша комиссия приняла проект обращения к губернатору с просьбой о приостановке реализации всей программы реновации, и пересмотре проектов планировок.
Информация в СМИ о нашем решении: http://www.fontanka.ru/2012/03/22/078, http://www.assembly.spb.ru/files/material_3520/кп%20в%20спб.jpg.
Кроме этого, я запросил председателя комитета по строительству Вячеслава Семененко о планах мероприятий по реновации по всем кварталам – в этих планах должен быть указан перечень домов, подлежащих сносу, порядок переселения, и другие данные.
20 марта на рабочей группе по ЗН возник спор относительно сквера на улице Верности, д. 46 – его пытались исключить из перечня в связи с запланированным строительством школы. При этом жители собщили мне, что необходимости в строительстве школы там нет, что вокруг уже 30 лет не строили новых домов, а в сквере находится замечательно благоустроенная детская площадка.
Вопрос об исключении сквера из перечня удалось отложить, а 23 марта я поехал на место, поговорил с жителями и муниципалами. Все они подтвердили необходимость сохранения сквера. Договорились, что мне пришлют письма об этом (ТСЖ «Верность» уже прислало), и я буду обращаться к губернатору с просьбой об отмене решения о строительстве школы.

3. Мои законодательные инициативы.

Внес на рассмотрение депутатов проект изменений к Градостроительному кодексу (точнее, к его 40-й статье), который в феврале обещал подготовить.
Суть проекта: запретить отклонения от предельных параметров разрешенного строительства по высоте — установить, что разрешения на отклонения от предельных параметров в части увеличения предельного количества этажей или предельной высоты зданий, строений, сооружений предоставляться не должны вообще.
Что касается разрешений на отклонение от предельных параметров разрешенного строительства, реконструкции объектов капитального строительства в части уменьшения минимальных отступов от границ земельных участков и увеличения максимального процента застройки в границах земельного участка, то в законопроекте предлагается установить, что они могут предоставляться в пределах 10 процентов от значения соответствующих предельных параметров.
Пояснительная записка – здесь:
http://www.assembly.spb.ru/ndoc/doc/0/706157880
Одновременно с внесением проекта, я направил запрос в КГА с просьбой предоставить мне информацию обо всех заявках застройщиков на предоставление разрешений на отклонения, и решениях, которые приняты КГА по этим заявкам.

4. Обращения к должностным лицам по различным городским проблемам.

В марте направил обращения:
— губернатору — по ситуации с Придорожной аллеей (сохранение зеленой зоны и недопустимость строительства автостоянки)
— прокурору города — о строительстве на Аптекарской набережной и нарушениях законодательства при этом
— губернатору — о строительстве жилого дома на месте велотрека «Буревестник» и учете мнения жителей, протестующих против строительства
— председателю КГИОП – о предоставлении материалов историко-культурной экспертизы археологических объектов Охтинского мыса
— в Росприроднадзор, в КГА и Комитет по природопользованию – по «Яблоновскому саду» (продолжаю добиваться организации там зеленой зоны и ее благоустройства)

5. Депутатские запросы.

В марте направил губернатору два депутатских запроса:
— о разгоне митинга 5 марта на Исаакиевской площади (коллективный запрос от всей фракции, упомянут выше)
— о проведении повторной экспертизы археологических объектов Охтинского мыса
Больше направить не успел, потому что было только два заседания ЗС в этом месяце. Говорят, что есть планы заседать только раз в две недели. «Яблоко» будет категорически против: у нас в перечне около 200 проектов, которые надо рассматривать.

6. Работа с избирателями.

В течение месяца вел работу с избирателями, вместе с помощниками отвечал на письма и запросы. Поскольку выделенную мне приемную пока так и не оформили, 29 марта проводил прием в помещении общественной организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга», за что им огромное спасибо. 12 апреля буду проводить прием там же. Перед этим обратился к муниципальному совету «Владимирский округ», попросил дать мне возможность провести прием у них в помещении. Получил отказ. Подробности – в моем блоге на сайте «Эха Петербурга»: http://www.echomsk.spb.ru/blogs/vishn/5150.php

7. Разное.

Законодательное Собрание делегировало меня в состав комиссии Комиссии по восстановлению прав реабилитированных жертв политических репрессий при Правительстве СПб и в состав Городского штаба по благоустройству.
24 марта был на проводах Марины Евгеньевны Салье, светлая ей память. Увы, я — единственный из депутатов ЗС, кто пришел с ней проститься…