Смазка для резиновых уплотнителей

В эти дни главный городской
коллектор переживает свое второе рождение. Временные трубы,
вынесенные на поверхность земли и так уродовавшие внешний облик
улицы Буденного, одна за другой уходят под землю. Корреспонденты
«КИ» воспользовались возможностью спуститься на восемь метров
ниже уровня мостовой, чтобы увидеть, как сейчас выглядит этот
своеобразный подземный город со своими улицами и перекрестками.
В небольшом строительном вагончике облачаемся в специальное
снаряжение, необходимое для работы под землей. В комплект кроме
традиционной каски, робы и фонарика входит специальный
респиратор, позволяющий в течение 55 минут находиться в
загазованной или запыленной шахте. — Респиратор используется чаще
всего в тех случаях, когда происходит обвал потолка шахты,
-жизнерадостно объясняет бригадир рабочих. — И хотя пока
обходимся без происшествий, техника безопасности обязывает.
Участок, где нам предстоит спуститься под землю, расположен через
дорогу от академии физкультуры. Здесь, за двухметровым бетонным
ограждением ревет техника, суетятся рабочие. Разница, пожалуй,
лишь в том, что основные события происходят не на поверхности
земли, а под ней. Общая протяженность коллектора; подлежащего
реконструкции, -около трех километров, а сам он растянулся в
длину более чем на МгСотрудмики предприятия «Гид-роспецстрой»
сдают один участок трубы за другим. Как водится, весь вопрос в
средствах, выделяемых на реконструкцию коллектора.
— Между прочим, эта смазка для резиновых уплотнителей — отечественная разработка, —
говорит Александр Малахов, пока мы идем по очередной подземной
улице. -Никакие импортные смеси ему и в подметки не годятся.
После обработки им срок службы бетонной трубы увеличивается на
десятки лет. Возвращаемся в колодец. Здесь бригадир отмечает, где
будут делаться так называемые проколы в бетоне. Провести главную
трубу — это лишь половина дела, главная задача в том, чтобы
подключить к ней окрестные дома. Другими словами, провести от
перекрестков и улиц свои проезды и улочки. Выходя на поверхность,
отключаешь уже ненужный фонарь. Пройдет совсем немного времени —
и груба на этом участке от Красноармейской до Седина уйдет под
землю. По бульвару будут гулять студенты академии и прохожие, не
подозревающие, что под их ногами находятся невидимые улицы и
перекрестки, в создание которых было вложено так много труда.
Иван ЗЕНЮК Фото Екатерины СТЕПНОВОЙ.
Старая канализация смонтирована еще в позапрошлом веке. Она
расположена всего в двух шагах от новой и находится в
полуразрушенном состоянии. — Вот там, за оградой, — показывает
рукой гендиректор «Гидро-спецстроя» Александр Малахов, -вдоль
улицы Буденного, рядом с частными домами и проходит это древнее
сооружение. Ну что, а теперь вниз — посмотрим на новый коллектор?
Подходим к широкому бетонному колодцу, по стенам которого журчит
вода. Вниз ведет железная лестница, местами отвесная. Спускаемся
на бетонную плиту. По правую и по левую руку два тоннеля, по дну
которых проложены рельсы. Это шахтные стволы, в которых находится
канализационная труба. Ее диаметр около двух метров. Вертикальный
колодец, где мы находимся, — тоже шахта, но размер ее значительно
больше. Такие колодцы примерно совпадают с перекрестками и
встречаются с частотою раз в уличный квартал.
Предназначение проложенных рельсов мы поняли сразу, когда из
соседнего ствола трое рабочих с трудом выкатили массивную
вагонетку, доверху заполненную кусками земли и бетона. Как
выяснилось, это не что иное, как горнопроходческий щит. Такая
техника является основной ударной силой, позволяющей в буквальном
смысле пробивать дорогу для нового коллектора. Между тем рабочие
с помощью крана деловито разгружают щит и снова увозят его в
ствол шахты. Вслед за ними идем и мы. — Покрытие трубы напоминает
слоеный пирог, — рассказывает Александр Малахов. — В определенной
последовательности укладывается бетон, который затем покрывают
специальной гидроизоляцией. Самое важное — избежать протечек воды
сквозь стыки бетонных тюбингов. Уровень грунтовых вод в этом
месте действительно очень высокий. Вместе с ними в трубу попадает
и песок. Этот участок ствола еще не обработан гидроизоляцией,
поэтому Александр Малахов иллюстрирует свой рассказ, доставая со
дна струящегося под ногами ручейка горсть песка.
Направляемся к участку, где работает бригада Валентина Чумака.
Тусклый свет в тоннеле дают небольшие лампы, вдоль стен тянутся
черные электрические кабели. Рабочие стоят рядом с уже знакомым
нам горнопроходческим щитом. А сколько метров в сутки удается
пройти с помощью этого агрегата?
— По-разному, — пожимает плечами звеньевой Михаил Баранов, —
от пяти до десяти метров. На самом деле это очень много, учитывая
характер работы. Труд здесь физически тяжелый, по сути, тот же
шахтерский. И, хотя техника облегчает работу проходчиков, слабые
здесь долго не выдерживают. В другом стволе, ведущем в сторону
Сенного рынка, уже идут отделочные работы. Молодой рабочий в
респираторе и с краскопультом наперевес распыляет на бетонные
стены трубы гидроизоляционную смесь.