Дубовые дрова для камина

Чем дальше в лес, тем больше дров.
Так размышляют некоторые селяне, когда готовятся к зиме.
«Самозаготовки», или попросту самовольная вырубка леса стали в
последние годы делом привычным. Понятно, не от хорошей жизни.
А если «самозаготовками» не позволяет заниматься совесть или
здоровье, на помощь приходит государство. Около 20 тысяч тонн
каменного угля и 100 тысяч кубометров дров ежегодно приобретает
население в государственном предприятии «Удмуртлестоппром» и его
филиалах на местах. О том, как готово предприятие к новому
отопительному сезону, рассказывает заместитель директора Георгий
Страхов:
— Рядовой уголь стоит для населения 200 рублей за тонну при
норме отпуска на хозяйство три тонны. Стоимость кубометра дров
для населения, по сравнению с прошлым годом, выросла на 43
процента. Складочный кубометр березовых стоит сегодня 45 рублей,
смешанных пород — 40 рублей. Норма отпуска в одни руки дров — 10
кубометров. Дорожает лес на корню, дизельное топливо, бензин,
электроэнергия, запчасти, поэтому и мы не можем удерживать старые
расценки, которые, кстати, не менялись три года. Есть проблемы с
дровами в малолесном Сарапульском районе. Порой приходилось завозить очень хорошие дубовые дрова для камина. Вообще лесной
комплекс Удмуртии сильно раздроблен. Лесозаготовки в последние
годы сократились до минимума. Кстати, раньше кроме угля и дров, в
республике были популярны углебрикеты. Мы завозили их из
Башкирии. Но, к сожалению, сейчас фабрика, которая их выпускала,
на грани банкротства.
— Наша главная задача — обеспечить теплом социальную сферу:
детские сады, больницы, школы дотационных городов и районов.
Все предпосылки для благоприятного течения отопительного
сезона сейчас есть. Надо отдать должное руководству республики,
которое вовремя рассчиталось с долгами и заблаговременно
позаботилось о зиме. Из 180 тысяч тонн угля, которые необходимы,
чтобы благополучно перезимовать нашей соцсфере, 100 тысяч уже
завезено из Кузбасского бассейна и Хакасии. В последние годы мы
наблюдаем снижение спроса на твердое топливо. Достаточно сказать,
что десять лет назад мы закупали около 450 тысяч тонн угля в год.
Но частично уголь заменили газ и сырая нефть. Последняя, кстати,
сейчас очень подскочила в цене, и кое-где вновь начинают
переходить на уголь.
— Георгий Анатольевич, сколько сегодня придется заплатить
жителю частного сектора, чтобы приобрести уголь, дрова?

— Ваш прогноз, будут ли расти цены на твердое топливо?
— Пока я не вижу предпосылок, чтобы они стабилизировались. В
нашей отрасли все взаимосвязано, как в часах. Дорожают перевозки,
электроэнергия, дорожает уголь, дрова. Да и шахтеры ориентируются
на мировые цены на энергоресурсы, пытаются проводить единую
ценовую политику. Сейчас высококачественный уголь они продают за
рубеж по 40-50 долларов за тонну. Для российских покупателей это
очень дорого.
— Георгий Анатольевич, с какой целью вводится норма отпуска
угля, если спрос на твердое топливо уменьшается?
— Себестоимость тонны угля сейчас более пятисот рублей.
Населению мы его продаем за 200 рублей. Разницу компенсирует
республиканский бюджет. Но бюджетные средства ограничены, поэтому
нам приходится вводить норму отпуска на одно хозяйство.
— Как обстоят дела с предоставлением льгот тем, кому они
положены по закону?
— Пятидесятипроцентные скидки на приобретение угля, дров
предоставляются в пределах дотации в соответствии с федеральным
законом «О ветеранах». Эти суммы закладывают в бюджеты городов и
районов. В Воткинске, Глазове, Ижевске, ряде северных районов
руководство находит возможность предоставить льготы, в некоторых
районах с дотациями обстановка более сложная.
Кстати!
Запасы каменного угля есть и на юге Удмуртии. Но пока добывать
его нереально. Нужно вкладывать огромные средства. Вместе с тем,
стоимость угля, привезенного с Кузбасса в Удмуртию, с учетом
погрузки-выгрузки, доставки возрастает на 43 процента.
Перевозки угля по железной дороге в текущем году подорожали
почти на двадцать процентов.
Почему уголь не добывают в Удмуртии?