Твои границы только в твоей голове

Ларисе Малеванной не раз приходилось играть роли матерей —
достаточно вспомнить «Интердевочку». Вскоре коллекция материнских
образов пополнится — в спектакле «Мать, или Беспокойство
мертвых», поставленном Вениамином Фильштинским по последней пьесе
Карела Чапека, актриса играет главную роль.
Премьера в «Приюте Комедианта» назначена на 12 декабря. Этот
спектакль откроет театральный фестиваль «Рождественский
парад-2000».
— Лариса Ивановна, чем отличается эта роль?
— Это мать всех матерей. Пьеса не только о матери, ее детях и
муже, которые погибают один за другим. На одной из первых
репетиций я спросила у В. Фильштинского — удалось ли ему понять,
что сам автор по этому поводу думал. Так вот, он увидел у Чапека
два взгляда на мир, на суть вещей — женский и мужской. Меня это
привело в восторг. И чем дальше мы работали, тем больше я
понимала, как мудр был Чапек.
Походила с сеткой «багуа» по своей квартире — это такой
квадрат, определяет где зоны богатства, семьи, детей и т.п.
Кстати, и в западной эзотерической литературе есть такая мысль —
если нет порядка в твоем шкафу, в твоей прихожей, твои границы только в твоей голове, в твоей душе — откуда возьмется порядок в твоей жизни? Всё, конечно, летит кувырком.
Фэн-шуй тоже учит тому, как навести порядок в своей жизни,
начав с малого — со своего дома. Вообще вс„ в этой жизни живое.
Мы ведь считаем: «Я краса вселенной, венец всего живущего» и
живем с этим заблуждением. На самом деле вс„ живое — нечто
единое: суслик, котенок, орел, дерево. Это очень трудно постичь,
но я стараюсь, моя жизнь меняется. И мне очень стыдно: в эпоху
всеобщего бедствия, когда мир разделился на богатых и бедных,
когда стреляют и убивают, я живу очень хорошо, чего и всем желаю.
— Что вы по этому поводу думаете?
— Современные женщины — сами себе и работодатели, и рабы, в
них очень много мужской психологии. В идеале женщина — это очаг,
дети, консервативность. Мужчина же — экспериментатор,
исследователь: вглубь, ввысь, вдаль. А женщине — как бы родить,
вырастить, удержать. Гармония, покой, счастье, уют. Отчего сейчас
катастрофы? От того, что в мире очень много мужского. Наши
мужчины спились, разуверились в себе, во всем. А женщины на своих
плечах вс„ вытащили, потому что женщина — мать, самка в конце
концов. Но мы превратились наполовину в мужчин. Стали сильными,
самостоятельными, как сейчас говорят — самодостаточными. Видимо,
мужской и женский взгляд на вещи — это как инь и ян. И эти две
вещи держат в единстве мир. А когда преобладает что-то одно — вс„
начинает разваливаться.
Катастрофы, войны, стихийные бедствия — оттого, что нарушено
равновесие.
— Ваш личный режиссерский опыт не мешает актерской работе? Не
хочется подправить режиссера?
— Когда я знаю, чего режиссер хочет, я превращаюсь в ребенка.
Иногда хочется протянуть руку и спросить: «Папа, а что дальше?» И
идти вслед. Совсем другое — когда чувствую, что режиссер топчется
вокруг сцены и не знает решения. Но надо быть терпеливой.
— Год был тяжелый, все жалуются на усталость и депрессию. Чем
вы живете?
— Всякими глупостями. Когда в жизни есть то, без чего актриса
не актриса — когда есть работа, остальное составляет тысяча
мелких глупостей. Звонит, например, внук Стасик и мы с ним
треплемся по телефону, хохочем до слез, сочиняем смешные стихи.
Есть такая древняя китайская наука фэн-шуй, которой две с лишним
тысячи лет, буквально — «воздух-вода». Раньше наши
«необразованные» предки этими знаниями пользовались. У русских
было что-то другое, но онитоже старались дружить со стихиями.
Теперь же мы стали умными, от всего отказались: есть компьютер,
на худой конец — голова, много полагаемся на разум и
замечательным глупостям не придаем значения.

— Что же изменилось в вашей жизни?
— Когда начинаешь себя менять внутренне, это моментально
находит отражение во внешних событиях. Что-то такое начинает
происходить, чего в противном случае надо добиваться, прошибать,
подламывать людей, делать карьеру. Я ничего этого сейчас не
делала. Тем не менее, ко мне пришли роли, мне хватает денег, хотя
раньше не хватало, это же беда — моя зарплата в БДТ.
Вдруг мне предложили съемки, вдруг — что-то еще. Думаю, что
правильно теперь организую вокруг себя миллион мелочей. Продолжаю
разговаривать со своими цветами, и у меня хватает на это времени.
Как-то у меня в квартире вс„ развалилось — отлетели дверные
ручки, мебель старая, телевизор не работает, кофемолка сломана,
холодильник течет. Денег починить нет. Стала как бы раны
зализывать, покупать по мелочам — один кран, что-то еще. И сейчас
у меня в квартире очень приятно, бегу с радостью домой.
— Вернемся к предстоящей премьере. Спектакль предназначен для
поколения родителей или детей?
— Сложно сказать. Мне кажется, что взрослеющим деткам тоже
будет полезно познакомиться с пьесой Чапека. Она тяжелая, там
сплошные покойники, но в пьесе есть и своеобразный юмор, мы
пытаемся его сберечь. Это не чернуха, от которой уже все устали.
Это красивая пьеса, в каком-то смысле романтическая.