Новые подробности о мерседес sl

Сегодня ворота столичного автогиганта «Москвич» наглухо заперты. Лишь на
дверях его автосалона висит табличка «Салон работает». Внутри ни души. В
закрытом выставочном зале стоит одинокий электромобиль экологичного
зеленого цвета со спущенными колесами. Даже судебные приставы, забравшие
имущество разорившегося «Москвича», оставили «чудо экологии» в покое.
Видимо, как памятник одной из афер современного АЗЛК. Дело в том, что
заводские конструкторы, пытаясь создать «чистый» городской автомобиль,
перестарались. Бензиновый агрегат под капотом заменил двигатель постоянного
тока, а кузов под завязку начинили свинцовыми аккумуляторами. Машина
получилась не только чересчур тяжелая, с запасом хода меньше 100 км, но и
дорогая. Зато для подзарядки ее нужно всего лишь «воткнуть», как утюг, на 8
часов в обычную бытовую розетку.
По холодным темным коридорам идем к офису «директора автосалона». Все
двери заперты, кроме единственной. Но и там лишь пара столов с
разбросанными в беспорядке бумагами, три перекошенных калорифера разных
мастей (тепло и свет отключили за долги), да в углу — груда помятых
плакатов с призывами отдать акции «Москвича» правительству Москвы.
Сейчас все руководители московского правительства и депутаты городской думы интересуются мерседес sl купить подробности в рунете. Выделяется только мэр. Для столичного градоначальника в мэрском автопарке припасены Audi A-8 и лимузин ЗИЛ.
Как сообщилисточник в аппарате Мосгордумы, народные
избранники давно пересели на иномарки: «Все депутаты сейчас ездят на Volvo.
Это очень надежная машина. Хотя полтора года назад для Мосгордумы были
закуплены три отечественных автомобиля марки «Москвич». Но, к сожалению, их
качество оставляло желать лучшего. Кроме того, стекла этих машин были
настолько затонированы, что, прежде чем перестроиться в другой ряд,
водителю приходилось открывать боковое окно».
Первый автомобиль «представительского» класса «Москвич» создал еще в
1998 году. Тогда его чуть было не назвали «Иваном Грозным», но после
вмешательства Юрия Лужкова нарекли «Иваном Калитой». Чуть позже, в 1999
году, «Москвич» предложил городским чиновникам еще несколько моделей.
Наряду с «Иваном Калитой» московское правительство пытались посадить на
«москвичи» «Князь Владимир» и «Святогор». Но машины, несмотря на былинные
названия, не оправдали ожиданий. Они часто ломались, и их постоянно
приходилось ставить на ремонт. После чего чиновники пересели на иномарки.
Последним из членов столичного правительства от «Москвича» два года назад
отказался мэр Москвы. Используемая сейчас столичными чиновниками Volvo S-80
стоит примерно 46 тысяч долларов. На вопрос, сколько всего таких машин
стоит в гаражах мэрии и думы и куда подевались старые «москвичи» в
управлении автохозяйства мэрии «Известиям» вчера ответили сурово: «Такие
вопросы просто неприличны. И вообще это коммерческая тайна».
Заводчан удалось обнаружить лишь в ледяном холле высотного
административного здания завода.
«Давайте выйдем на солнышко», — предлагает охранница на входе в офис
«Москвича». Людмила Майорова обута в сапоги-бахилы, в которые заправлены
вязаные шерстяные рейтузы. «Их на мне трое, — охотно поясняет сторож. —
Ничего, сутки дежурства скоро закончатся, да и март скоро, а там и тепло
будет. Только, я думаю, скоро с завода даже охрана разбежится».
Пессимизм подкреплен финансово. Последний раз автозаводцы получали
деньги перед Новым годом, и то за февраль — март прошлого года. Майорову,
например, немедленно вызвали в кассу, чтобы выдать 1500 рублей, как только
женщина взяла справку для суда, что предприятие задолжало ей почти тысячу
долларов. Большинство же коллег, говорит Майорова, уже выиграли подобные
дела, передали бумаги судебным приставам и уволились.
Михаил Рыбаков, начальник заводского караула, проработал на АЗЛК
двадцать лет. Теперь, отстояв сутки на посту, зарабатывает на хлеб частным
извозом и ремонтом автомобилей. Говорит, что готов и дальше охранять
вверенные ему гектары заводской территории, хотя глубоко сомневается, что
завод когда-либо заработает.
— Если бы хоть кому-то это надо было, завод бы жил, — уверяет начальник
караула. — Сорок первый «Москвич» не «Мерседес», конечно, но для простого
человека да за такие деньги — вполне приличная машина. Не хуже «Жигулей»
или «Волги». Вон «Рено» у нас собирают — и все довольны.
Тут начальник караула вдруг начинает цитировать Лермонтова.
— Скажи-ка, дядя, ведь недаром Москва, спаленная пожаром, французу
отдана… Это у нас тут любимая шутка, — поясняет он. — Дескать, французам
выгодно, чтобы АЗЛК развалился.
Есть разные мнения о причине бедственного положения АЗЛК. Работники
завода охотно винят во всем «неумелых» руководителей. Руководители «кивают»
на огромные долги (около 600 млн долларов), доставшиеся «Москвичу» в
наследство от советских времен, и на московские власти, которые обещали им
помочь, да «передумали». Московское правительство долгое время добивалось
от федералов передачи контрольного пакета акций завода в собственность
Москвы, объясняя прекращение оказания помощи производителю невозможностью
вкладывать средства в «чужое» предприятие.
В конце прошлого года замминистра промышленности, науки и технологий
России Сергей Митин сообщил, что в федеральном бюджете на этот год наконец
предусмотрены средства на списание долгов «Москвича». А руководитель
департамента промышленной и инновационной политики в машиностроении
Минпромнауки Николай Сорокин уже в начале февраля заявил, что решение о
запуске производства на столичном автозаводе «Москвич» может быть принято в
марте, но лишь после того, как будет принято «решение по главному вопросу —
менеджменту».
В столичном департаменте науки и промышленной политики «Известиям» вчера
сообщили, что все имущественные вопросы, в том числе о передаче
контрольного пакета акций правительству Москвы, пока «отнесены на второй
план», но принято принципиальное решение о скорейшем возобновлении
производства.
— Пока Москва готова включиться в работу на тех условиях, которые
позволит Налоговый кодекс России. Напрямую вкладываться в предприятие,
которое нам не принадлежит, запрещает закон, — сказал «Известиям» помощник
министра Евгений Цветнов. — Однако для города крайне важно, чтобы завод
заработал.
Пока «Москвич», замерзая, ждет решения своей судьбы, его сосед и
вероятный конкурент, занявший в свое время несколько простаивающих цехов
автогиганта, — СП «Автофрамос» готовится к прорыву на российский рынок. По
сведениям «Известий», французы собираются инвестировать в массовое
производство около 250 миллионов долларов и к 2005 году наладить выпуск 60
тысяч авто в год. Таким образом, если АЗЛК реанимируют, в Москве могут
появиться два завода легковых автомобилей. Для почти «богатых» и для почти
«бедных».

Открытое акционерное общество «Автофрамос» было создано в июле 1998 года
как совместное предприятие компании Renault и правительства Москвы (по 50%
акций) для производства и реализации автомобилей Renault в России. Начать
производство собирались с «отверточной» сборки моделей «Рено-19»
(Renault-19) и «Меган» (Меgаnе Classic). За 1999 год было изготовлено 410
автомобилей. Затем СП прекратило сборку, которую возобновили только осенью
прошлого года, но уже моделью «Символ» (Symbol). Как сообщили представители
Renault, решение о возобновлении сборки было принято после того, как
правительство РФ согласилось вдвое снизить таможенные пошлины на ввоз
автокомплектующих. За прошлый год на «Автофрамосе» собрали 200 «Символов».
Автозавод «Москвич» занимает территорию около 120 га, из которых 34 —
участок внутри Третьего транспортного кольца под старыми производственными
цехами. По результатам независимой оценки, произведенной в 2001-2002 годах,
стоимость 60% государственного пакета акций составляла 711 млн рублей (с
учетом всех долгов предприятия). В начале 2002 года компания «Русское
золото» предлагала выкупить старую территорию завода за 1 млрд рублей
(почти по $1 млн за га).