Курьерская доставка для интернет-магазинов

Неугомонный начальник почтамта уезжал от иноземцев
другим человеком. «Вечером перед отъездом сходил на набережную в
Роттердаме к Петру I, выпили с ним на прощание его любимой
можжевеловой водки. Царь грустно глядел в сторону Северного моря,
за которым Россия, а я думал, как улучшить работу своего
почтамта». Виктор Николаевич хочет, чтобы письма за
четыре дня приходили в самый дальний уголок России, поменять
почтовые ящики на такие, как в Голландии, -больше наших, они
позволяют адресату бросить конверт с вложенным альбомом,
книгой… Доставлять к завтраку газету, выходящую в любой точке
земного шара, получая ее в электронном виде и распечатывая на
бумаге в почтовом отделении. Идей для воплощения в жизнь не
счесть. Что уже сделано из задуманного?
— У нас единственная в городе лига доставок курьерская служба — принимаем у клиентов на дому корреспонденцию и посылки. Спрос на эту услугу
растет, недавно выделили под нее еще один автомобиль. Граждане в восторге от электронных переводов: отдаешь оператору наличку, чтобы переслать ее, скажем, в Новопокровский район, и через 15
минут она там. Хотим такие переводы сделать межобластными,
связавшись пока с двумя городами -Ярославлем и Воронежем. Фадеев
рассказывает, что в России уже 1800 отделений связи отправляют
сообщения по электронной почте. На почтамте есть коллективный
выход в Интернет. Еще — гибридная почта, когда сообщение
отправляется и в конверте, и «элект-ронкой». Ее бурное развитие
вначале пугало даже Всемирный почтовый союз: опасались, что
объемы грузовой корреспонденции начнут резко падать. «Снижение мы
ощутили, но ведь у нас остаются посылки, бандероли. Как говорит
замминистра связи России Александр Киселев, пока не изобретут
новый физический способ перемещения предметов — эдакую
«нуль-транспортировку», без почты не обойтись».
почтамт, в котором работают больше тысячи человек, в сутки
обрабатывает 29,2 тысячи писем, 1000 ценных писем и бандеролей,
500 посылок. Принимает 1200 денежных переводов и доставляет 51
900 газет и журналов. Обслуживает на дому 5100 получателей
пенсии. — Считаю, что почтовикам повезло с
руководителем, — говорит первый заместитель начальника ГУ
управления федеральной почтовой связи края Нина
Семеновна Жилнинская. -Он заботится о тружениках своей отрасли.
Например, пять лет назад, когда сняли ограничение веса посылок
(теперь вместо 8 килограммов разрешается 30), Виктор Николаевич
постарался в короткие сроки автоматизировать рабочие места, чтобы
женщины не поднимали тяжести. Думает и о комфортном сервисе для
клиентов, добавил 40 рабочих мест для приема различных платежей.
Но это еще не все. Провели эксперимент: пять из 63 городских
отделений связи соединили модемом с почтамтским сервером. Зачем?
«Самые загруженные у нас -начальники отделений, — поясняет
главный почтовик. -После закрытия еще два часа занимаются
писаниной, отчитываясь о каждом вырученном и выданном рубле.
Теперь эта головоломка занимает от силы двадцать минут». .
Вот-вот войдет в жизнь министерский проект сохранности посылочных
и бандерольных вложений. Традиционные мешки и фанерные ящики
легкодоступны для воришек, поэтому гостинцы и всякое такое будут
упаковываться в более дешевую гофрокартонную тару, принятую во
всем мире и исключающую бесследное несанкционированное вскрытие.
Кажется, так много нового, но Виктор Николаевич недоволен: не те
скорости у почты, время обгоняет К огрехам мы еще вернемся в
разговоре.
ПРЯТКИ СО ВТОРОЙ МАМОЙ …Витьку было четыре года, когда
умерла мама «Надорвалась Екатерина от работы, хоть и была
казачьих кровей», — сочувствовали соседи. Отец сидел с опущенной
головой, а дед гладил его по плечу, плакал и говорил: «Горемычный
ты, Никола. Только с финской войны пришел, через два месяца на
Отечественную призвали. А ноне, сынок, похлеще ситуация…» Рядом
с Витьком на лавке сидел двухлетний братишка. Однажды в хате
появилась вторая мама — Настя. Худенькая, из переселенцев,
гонимых за кулацкие нравы с Украины в Сибирь, она рада была
остаться в солнечном краю. — Поначалу мы с братом прятались от
нее, а она поищет-поищет и плачет в голос, — вспоминает Виктор
Николаевич. — Полюбила нас как своих, двух сестренок родила. Была
громоотводом для закипавшего с полуоборота отца Он трудно принял
хрущевское решение отобрать личных коров в общественное стадо,
чтобы колхозники больше отдыхали на завалинках. Его, животновода,
корежило, когда экспериментировали над скотом: отрезали коровам
рога, чтобы повысить удойность, переводили их на беспривязное
содержание То хлопок обязывали растить, который не вызревал, то
еще какую-то ерунду выдумывали. Жили Фадеевы бедно. Бывало, мама
Настя, прибежав в солнцепек с поля домой, обедала с мальчишками
одной чернильной шелковицей, росшей во дворе.
До седьмого класса Витя учил уроки при керосиновой лампе. «И
вдруг летом на хутор привезли опоры для электрических столбов,
мы, мальчишки, помогали их ставить». Когда заканчивал седьмой, в
стране объявили эксперимент — одиннадцатилетку, чтобы молодежь
успевала приобрести в школе какую-нибудь рабочую специальность.
Виктор Фадеев выпустился столяром-плотником, но профессию считал
неинтересной. — Последние три года учился плохо, — признается он.
-Тогда ведь школьников разделили на мужские и женские классы,
чтобы дисциплину улучшить, а она, наоборот, снизилась. Мы,
пацаны, завидев учителя, закрывали перед его носом дверь на
табуретку .. Он стучал, потом бежал жаловаться к директору. В
общем, разбойничали. Поэтому после армии мне за счастье было
попасть на сахарный завод, работал на самых тяжелых участках.
У хуторянина дух захватывало от железных громадин в цехах.
Чтобы ими командовать, поехал в учиться в сахарный
техникум. Городская жизнь пришлась по вкусу — был заядлым
кавээнщиком, «однажды даже у мединститута выиграли, они гремели
.», активистом-комсомольцем, пятерочником. Ему,
выпускнику-станичнику, предложили остаться работать в техникуме
мастером. На последнем курсе случилась любовь. «Она была полной
противоположностью мне, шустрому ухажеру, — скромняга, тихая, а в
глазах свет — такой успокаивающий…» Лену распределили в
Белгородскую область, на завод стиральных порошков. Разъехались в
мае, а в сентябре уже поженились. Виктор не выдержал разлуки,
помчался в Белгород. Через год у них родился сын Игорь, жили на
частной квартире, потом в коммуналке с кухней на семь семей. — Он
остался мальчишкой -такой же неугомонный, — улыбается Елена
Архиповна.