Пепел Магнитского

3 апреля Останкинский суд Москвы признал законным возобновление уголовного дела в отношении покойного юриста фонда Hermitage Capital Сергея Магнитского. Ранее Тверской суд Москвы, а потом и Мосгорсуд признали законным привлечение Магнитского в качестве обвиняемого – через два года после его смерти в СИЗО. По одной версии – в результате отказа тюремных врачей в медицинской помощи, по другой – в результате избиения до смерти «правоохранителями», которых он обвинял в мошенничестве.

Это российское ноу-хау – уродливо перевернутая реальность: убийцы требуют уголовного преследования своей жертвы, в то время как родственники жертвы безуспешно пытаются добиться уголовного преследования убийц.

И потому все актуальнее – известный «законопроект Кардина» о запрете на въезд в США российским чиновникам, причастным к делу Магнитского. Его поддержал Конгресс США, с аналогичными инициативами выступили Европарламент, экс-глава Минюста Канады Ирвин Котлер и Палата представителей парламента Нидерландов.

В ответ российский МИД объявил намерение ввести визовые ограничения «вмешательством во внутренние дела» и «попыткой прямого давления на государственные структуры». И, конечно же, немедленно вспомнил о принципе презумпции невиновности.

Вообще-то, напоминать о презумпции невиновности следовало бы, в первую очередь, представителям органов, что в России именуются «правоохранительными» — при том, что почти каждый день приносит новые сообщения о преступлениях против граждан, совершаемых их сотрудниками. Что же касается «давления на российские структуры», то они не горят желанием найти и покарать убийц Магнитского. Вместо этого, как уже сказано, они возбуждают уголовные дела против убитого.

Ну, а истерика о «вмешательстве во внутренние дела» и вовсе никакой критики не выдерживает: какое «вмешательство», господа?

Во-первых, соблюдение прав человека, согласно международным конвенциям, не является внутренним делом государства.

А во-вторых, запрет на посещение российскими чиновниками США, Канады или стран Евросоюза – это, бесспорно, «внутреннее дело», но вовсе не России, а исключительно этих стран. Каждая из них имеет полное право решать, кого к себе впускать, а кого – нет, исходя из собственных соображений и интересов. И если власти США или Канады считают персонажей из «списка Магнитского» недостойными посещать эти страны – так тому и быть.

Как показывает практика, эти персонажи (а также их покровители), привыкшие к своей безнаказанности и связанные круговой порукой, не реагируют на публикации в СМИ, митинги, пикеты, жалобы и обращения.

Они реагируют – и весьма нервно, — только на перспективу оказаться «невъездными». Причем, что характерно, именно в те страны, которые их идеологическая обслуга — кургиняны и дугины, леонтьевы и шевченки, — почти в ежедневном режиме объявляет исчадием ада и средоточием зла.

Значит, именно на этом и надо настаивать тем, в чье сердце стучит пепел Сергея Магнитского.