Фанерный бюджет — Петербург без Матвиенко

Фанерный бюджет

Вчера я первый раз в жизни голосовал по бюджету Петербурга, если точнее – по изменениям в бюджет 2012 года, которые предложил губернатор, а если уж совсем точно – то голосовал против. И мое протестное стремление было вызвано не жаждой от пересыхающего источника так называемых "депутатских фондов", о которой пишут в средствах массовой информации, и которая выступает средством самоуспокоения для обитателей Смольного: конечно, бюджет хорош, и только корысть отдельных народных избранников не позволяет оценить его по достоинству.

Увы, бюджет не хорош.

Я, как и большинство из нынешних депутатов Законодательного Собрания, не принимал участия в утверждении бюджета на 2012 год в октябре прошлого года. Тот бюджет принимался в преддверии череды избирательных кампаний, и наши эксперты оценивали его, как бюджет пустых обещаний и неоправданных надежд. Кроме того, по сути, это еще был бюджет старой администрации, разработанный в ее типичном стиле последних лет, когда реальное распределение бюджетных средств проходило в Смольном без серьезного участия парламента.

Выборы прошли, и у нового городского Правительства было достаточно времени, чтобы избавиться от сомнительных обязательств, сформировать новую бюджетную политику и представить ее для обсуждения. Как показывает представленный проект изменений в бюджет, этого, к сожалению, не случилось.

Как известно, три кита, на которых держится достойный уважения бюджет, — это сбалансированность, прозрачность и достоверность.

Бюджету Петербурга эти качества не присущи.

Во-первых, по поводу сбалансированности. Бюджет 2012 года был сверстан с дефицитом в размере 9%. С учетом предлагаемых изменений размер дефицита достигнет 51,5 млрд. рублей или 15,2%. Это самый большой размер дефицита за последние 10 лет, начиная с бездефицитного бюджета 2002 года. При этом, как известно, привлечение средств для погашения дефицита бюджета должно основываться на принципах недопущения роста государственного долга. Начиная с 2009 года, предельный объем государственного долга Санкт-Петербурга рос колоссальными темпами с 6 до 37 млрд. рублей в 2011 году, и достиг самого большого размера за всю историю Санкт-Петербурга в 2012 году – 49 млрд. рублей. При том, что в 2011 году программа государственных заимствований была не выполнена, сегодня нам в очередной раз предложили сохранить тенденцию последних лет, когда погашение дефицита осуществляется исключительно за счет привлечения остатков средств на счетах бюджета. Так, например, по состоянию на 1 января 2012 года остатки свободных денежных средств составили более 30 млрд. рублей за счет невключения в доходную часть бюджета значительных средств и неисполнения запланированных расходов. Как показывает отчет Контрольно-счетной палаты об исполнении бюджета за 2011 год, размер невключенных доходов составил 19 млрд. рублей, а исполнение расходных обязательств бюджета не выполнено на 28 млрд. рублей, и существенным образом это коснулось системы образования. Таким образом, исполнительная власть без какого-либо участия парламента распорядилась 47 млрд. рублей или почти 12% бюджета. От участия в подобной финансовой игре "без правил" я предпочитаю оставаться в стороне.

Во-вторых, по поводу прозрачности. В целях обеспечения так называемого "одного окна госуслуг", чтобы наши жители не маялись в получении справок у многочисленных чиновников, было создано казенное учреждение "Многофункциональный центр предоставления государственных услуг" численностью 626 сотрудников и стоимостью 903 млн. рублей. Логично было бы предположить, что на эту же численность и эту же сумму сократятся расходы на тех самых многочисленных чиновников, которые теперь счастливо и бюджетно избавлены от обслуживания жителей. Но по известному закону Паркинсона, это привело к безудержному росту чиновников при нынешней администрации. Для сравнения: за последние 5 лет правительства Матвиенко с 2006 по 2011 год численность должностей в исполнительных органах власти выросла на 214 человек до 7880 единиц. А за время работы новой администрации только с октября 2011 года рост чиновников составил 102 человека. С 2009 по 2011 годы рост численности работников бюджетных учреждений составил 4810 человек (всего 357 473 единицы), а с октября прошлого года на 2206 единиц, причем это коснулось только учреждений, подведомственных Комитету по вопросам законности и правопорядка и Администрации Губернатора, а отнюдь не школ, поликлиник или библиотек. Согласно бюджету максимальная численность чиновников в исполнительных органах определена в 7111 человек, а фактическая согласно постановлению городского Правительства больше разрешенной на 871 единицу. Превышение допустимой численности по бюджетным учреждениям еще серьезнее — на 2206 единиц. Контрольно-счетная палата при анализе бюджета на 2012 год указала на все эти несоответствия. Обратная реакция Смольного была удивительной: вместо приведения числа чиновников в соответствие с бюджетом Правительство просто признало утратившим силу постановление о штатной численности, и на всякий случай еще увеличило число госслужащих на 89 единиц. Теперь мы все лишены всякой возможности сопоставить реальную численность чиновников с показателями бюджета, а без этого, как учит нас Бюджетный кодекс, нет соблюдения принципа прозрачности.  

Здесь же следует упомянуть и направление бюджетных средств в уставные фонды целого ряда коммерческих организаций. Сам по себе подобный механизм перекачки казенных средств в структуры, в которых лишь обозначено участие Петербурга, представляется весьма сомнительным. Но сегодня было добавлено еще 915 млн. рублей в уставный фонд "Водоканала" для устройства снегоплавильных пунктов, причем в отсутствие какой-либо разработанной, прошедшей экспертизу и утвержденной проектно-сметной документации. Любопытно, что именно в силу этих нарушений из бюджета был исключен 71 млн. рублей на строительство снегоплавильной камеры в Петроградском районе. Получается – то, что нельзя в открытой адресной бюджетной программе, можно в непозрачном уставном фонде "Водоканала"?    

В-третьих, относительно достоверности. Как известно, с июля 2012 года ожидается тотальное повышение тарифов, практически по всем отраслям, отложенное с 1 января по политическим соображениям: по энергоснабжению, в сфере ЖКХ, общественного транспорта (на газ – 15%, на проезд – на 2 рубля, на остальные услуги – в пределах инфляции). Однако ни бюджет 2012 года, ни вносимые в него изменения необходимых расчетов не содержат. Как следствие, в бюджете заложены недостоверные сведения о размере субсидий на пассажирские перевозки, на возмещение расходов жилищных организаций. Правительство обещает, что оно учтет тарифы на перевозки при подаче своей поправки ко второму чтению. Но это опять из области закулисных игр, ведь о повышении тарифов решение Правительственной комиссией было принято еще в январе с датой их введения в июле. Продолжается практика предыдущих лет, когда после утверждения параметров бюджета Смольный подает во втором чтении парную поправку по доходам и расходам, чтобы исключить любое участие депутатов в бюджетном процессе. По остальным же тарифам бюджет хранит полное молчание, хотя это весьма значительные средства, так, например, только по теплу субсидии превышают 12 млрд. рублей . Моя фантазия смогла предложить только два варианта объяснений подобной молчаливости: либо наше Правительство решило защитить права наших граждан и не повышать тарифы, либо сэкономленные средства от субсидий за счет роста тарифов Правительство перераспределит вне бюджетной росписи. Вам какой вариант представляется реалистичным?

И последнее. В отличие от 34 депутатов, проголосовавших за предложенный финансовый курс городского правительства, налогоплательщики оценили его по-своему: инвесторы уходят из Петербурга, строительная отрасль, как ведущая отрасль городской экономики, на пороге кризиса. Им, как и мне, путь провинциального существования нашего города не по душе, потому что это жизнь без будущего. Нынешний новый старый бюджетный курс напоминает фанеру, которой прикрыт от посторонних глаз разрушающийся городской фасад и на которой яркими красками нарисованы веселые картинки.

Только от этого совсем не весело. Может быть весна поздняя?