Отставка — еще не выселение — Петербург без Матвиенко

Отставка — еще не выселение

Напомним читателям, что 1 мая «Демократический марш за отставку Матвиенко», маршрут которого был согласован в администрации, был запрещен прямо на месте — после того как представители Смольного и ГУВД потребовали убрать плакаты и баннеры «Матвиенко в отставку», «Путина в отставку», «Санкт-Петербург без Матвиенко» и не скандировать соответствующие лозунги. По мнению властей, это якобы «не соответствовало заявленной цели мероприятия». После отказа организаторов выполнить эти требования чиновники заявили сперва о приостановлении, а потом о прекращении публичного мероприятия. ОМОН заблокировал участников марша у БКЗ «Октябрьский», и им пришлось ограничиться митингом, проведенным прямо на месте сбора. Получив первый в истории города прецедент запрета уже согласованной акции, демократы обратились в суд — понимая, что если не оспорить действия властей, то на следующие митинги и марши можно будет выходить только с целью восхваления губернатора.

Демонстрации без цензуры
Заявление в суд подал председатель питерского «Яблока» Максим Резник — один из двух, наряду с исполнительным директором ОГФ Ольгой Курносовой, официальных организаторов первомайского марша. И отметил в нем, что по известному «54-му закону» приостановить и затем прекратить публичное мероприятие власти могут только при нарушении правопорядка — между тем «выдвижение лозунгов, призывающих к отставке высокопоставленных чиновников, никак не может быть квалифицировано как нарушение действующего законодательства».
Заявляя свое мнение по общественным проблемам (для чего, собственно, и проводятся публичные акции), граждане сами выбирают средства его выражения, только бы они сами по себе не противоречили закону. Любая попытка ограничить это право — проявление цензуры, запрет на гарантированное Конституцией свободное выражение мнений. Никаких требований для организаторов митингов, пикетов, шествий или демонстраций согласовывать с властями свои лозунги и наглядную агитацию закон не содержит. И не дает властям никакого права оценивать, соответствуют они заявленной цели акции или нет. Такая оценка соответствия нарушает право граждан на свободное публичное выражение своего мнения по вопросам общественной жизни…
«Отдельного внимания, — полагает представитель Резника в суде профессор Александр Кобринский (получивший немалую известность как юрист, выигравший множество процессов по защите прав оппозиционеров), — заслуживает тот факт, что представитель Комитета по законности, правопорядку и безопасности Александр Вашурин, принимавший решение о «приостановлении» и «прекращении», защищал тем самым себя и свое руководство. Комитет подчиняется губернатору Валентине Матвиенко, отставки которой требовали граждане, отставка губернатора повлекла бы отставку правительства, в частности — председателя комитета Леонида Богданова, который являлся непосредственным начальником Вашурина».
Кроме этого, полагает Кобринский, властями нарушен целый ряд решений Европейского суда по правам человека, которые являются неотъемлемой частью российской правовой системы и обязательны для применения. В этих решениях отмечается, что право на мирное собрание, как и право на свободу высказываний, является основополагающим правом в демократическом обществе. Что государства должны не только охранять право на мирные собрания, но и воздерживаться от «беспричинных косвенных ограничений» данного права. И что «ввиду особого характера свободы собраний и ее прямого отношения к демократии должны быть убедительные и бесспорные причины для оправдания вмешательства в эти права». Чего в данном первомайском случае не было и в помине — было лишь стремление должностных лиц любыми средствами обезопасить губернатора от неприятных картинок на телеэкране, не допустив прохождения оппозиционеров с упомянутыми лозунгами по центру города.
Свое заключение представил один из крупнейших питерских юристов — доктор юридических наук, профессор Яков Гилинский, считающий действия чиновников незаконными. Он отметил, что по закону 54-ФЗ демонстрации проводятся с целью «публичного выражения общественных настроений», а требование отставки губернатора вполне соответствует общественным настроениям многих жителей Петербурга, что «многократно отражено в СМИ».
Тематика разрешенной демонстрации — «защита прав граждан» — как считает Гилинский, вполне может включать и требование отставки руководителей органов власти, чьи действия или бездействие нарушают эти права. Кроме того, закон прямо запрещает препятствовать участникам публичной акции в выражении своих мнений. При этом, полагает профессор Гилинский, в данном случае «содержание плакатов и лозунгов настолько очевидно соответствует тематике демонстрации, что это не должно было вызывать каких-либо сомнений у кого бы то ни было»…

Путая следствие с причиной
Первоначально дело должна была рассматривать судья Екатерина Осипова, но затем из-за ее предстоящего отпуска дело передали Татьяне Матусяк — по примечательному совпадению, той самой судье, которая в июне по заявлению яблочников (в том числе Резника) вынесла решение о законности высотного отклонения для «Охта-центра».
Когда начался процесс, представители Комитета по законности, правопорядку и безопасности попросили истребовать из мирового суда материалы административного дела, по которому Резника оштрафовали на 1000 рублей за нарушение порядка проведения публичной акции 1 мая. Юристы комитета заявили, что суд, принимая решение оштрафовать оппозиционера, изучил все обстоятельства прекращения первомайской акции и счел требования властей законными — в противном случае штрафовать за их невыполнение было бы нельзя.
«Это принципиально неверная логика, — заметил Александр Кобринский. — Мировой суд вынес решение о штрафе только потому, что требования прекратить демонстрацию на тот момент не были оспорены в суде и признаны незаконными. Если сейчас Смольнинский суд признает их таковыми — решение мирового суда подлежит безусловной отмене. А тут пытаются подменить следствие причиной и все перевернуть вверх ногами: обосновать законность первомайских требований чиновников решением мирового суда, который оштрафовал Резника».
Судья Матусяк тем менее решила запросить материалы административного дела — и тогда оппозиционер потребовал запросить у другого мирового судьи «параллельное» решение: по делу Ольги Курносовой. Суть в том, что Курносову (второго организатора первомайской акции) ровно за то же самое, что и Резника, признали невиновной, установив отсутствие состава административного нарушения! Таким образом, налицо два взаимоисключающих судебных решения по одной и той же ситуации…
Продолжение рассмотрения дела состоится 8 сентября. При этом стоит отметить примечательное обстоятельство: Николай Прохорков, один из юристов Комитета по законности, правопорядку и безопасности, участвовавших в судебном заседании, в минувшую пятницу был на совещании в Смольном, где демократы безуспешно пытались добиться согласования акции 31 августа на Дворцовой площади в защиту 31-й статьи Конституции. И когда там вспомнили о первомайской ситуации, Прохорков заявил, что лозунг «Петербург без Матвиенко» — антиконституционный: он нарушает конституционное право Валентины Матвиенко… на выбор места жительства!
«Мы же не предлагали выселить Валентину Ивановну из города — речь шла исключительно об ее отставке с занимаемой должности, — улыбаются оппозиционеры. — И лозунг «Россия без Путина» не означает, что мы требуем депортировать Владимира Владимировича или лишить его гражданства. Чего только чиновники ни придумают, защищая начальство».

Борис ВИШНЕВСКИЙ