Мастерица из Томска

В свои 33 она выглядит лет на 20 — такая тоненькая, изящная.
Мастер спорта по художественной гимнастике Варвара Никитина,
одна из самых известных исполнительниц трюков, руководит женской
студией каскадеров России — одной из победительниц первого международного
фестиваля каскадеров кино.
На счету Варвары более 100 трюков. Это она дублировала артисток
в фильмах «Зверобой», «Завещание Сталина», «Пистолет с глушителем»,
«Железный занавес», «Белое золото», «Марш Турецкого», «Львиная
доля», «Москва. Центральный округ», «Полицейская академия» «Тайный
знак»…
Как-то в одном из телевизионных ток-шоу Варвара Никитина спросила
у чопорной ведущей: «Неужели вам никогда не хотелось рискнуть
за рулем или на горных лыжах?» Услышав строгое «нет», она заключила:
«Тогда, наверное, вы не очень счастливый человек!»
— А как же любимый вами Булгаков, который эталоном счастья
для своих героев избрал покой? — спрашиваю у Варвары Никитиной.
— И в то же время Михаил Афанасьевич наделял их такими страстями,
переживаниями, волнениями! Видимо, знал: жизнь пресна без сладко-горького
привкуса риска. Мне не раз приходилось в этом убеждаться, когда
исполняла трюки на праздниках «Булгакиады» в роли Маргариты.
Я как-то прочитала, что на наше развитие влияют страх, воля и
интерес. Окружи человека комфортом, лиши эмоций и он сойдет с
ума от так называемого сенсорного голода.
— Видимо, чтобы избежать сенсорного голода, вы решили стать
каскадером — автором и исполнителем трюков, которые иным коллегам-мужчинам
неподвластны?
— После окончания Горного института получила диплом инженера-маркшейдера,
но о романтике профессии пришлось забыть, поскольку руководители
обратили внимание на мой каллиграфический почерк. Пришлось выводить
чертежи, графики, схемы в мастерской творца Томск. И я затосковала. Однажды увидела объявление
о приеме в школу каскадеров. Меня приняли, и два года я училась
подводному плаванию, стрельбе из разных видов оружия, рукопашному
бою, фехтованию, конным и автомобильным трюкам, высотной акробатике,
дельтапланеризму — словом, всему «джентльменскому набору».
В первые же месяцы занятий меня приметил Андрей Ростоцкий.
Он искал женщину-каскадера для выполнения трюков с погонями,
драками, стрельбой в фильме «Зверобой». С тех пор я проработала
в трюковом кино 14 лет, но работа с Андреем, светлая ему память,
— самая незабываемая и любимая. Когда Ростоцкого не стало, я
часто думала: ну что тянуло его в те роковые горы, что заставляло
быть постоянно на грани? Психолог Марвин Зукерман считает, что
есть категория людей… постоянно нуждающихся в подпитке организма
опасностями. Жизнь в кайф, если стимулируешь выброс адреналина.
Когда я смотрю, какие трюки выполняют каскадеры, убеждаюсь: это
действительно так. Ну какой нормальный человек будет рисковать
своей жизнью ради того, чтобы другой актер красовался в кадре
и делал вид, что он такой крутой, смелый? И это притом, что каскадерам
страх ведом. Если он совсем не боится, значит, не способен трезво
оценить ситуацию. Это каскадер-однодневка, таких важно сразу
разглядеть, отсеять, иначе могут пострадать другие: наша работа
— командная.
— Я сейчас подсчитала, получилось, что вы начали исполнять
трюки лет в 19?
— Да, но это слишком рано. Лучше всего приходить в каскадеры
к 30 годам, когда человек состоялся как личность: ушли и юношеский
максимализм, и бесшабашность.
— А предварительная спортивная подготовка нужна?
— Я сама профессиональная спортсменка, поэтому могу утверждать:
лучшие каскадеры — это не спортсмены, поскольку их тренировали…
делать все правильно. Если, предположим, делать кувырок-трюк
как гимнаст, то можно и без зубов остаться. И таких примеров
достаточно. Так что, проще учить трюкам с нуля. В этом плане
одна из лучших моих учениц — Маша Киселева. Ее последняя работа
— фильм «Львиная доля», где она дублировала Чулпан Хаматову.
— У вас есть любимые трюки?
— Есть нелюбимые — они связаны со стихией, с огнем и водой.
Благополучный исход этих трюков не всегда зависит от меня. А
вот прыжки — люблю, тем более что я… очень боюсь высоты. Недавно
прошел сериал «Тайный знак», где я дублировала Алису Гребенщикову.
Ее героиню по сценарию выбрасывает из окна маньяк, она летит,
пробивая огромное стекло-витрину. Съемки выпали как раз на мой
день рождения. Режиссер фильма Борис Дуров, он снимал «Пираты
ХХ века», очень боялся за исход трюка. Дело в том, что я должна
была выполнять его, как говорится, в натуральном виде: руки,
лицо, ноги, тело — «защита минус». Когда он меня увидел, то схватился
за сердце: «Эта девочка будет пробивать стекло?!» Пригнали бригаду
«скорой помощи», которая тоже была на нервах. И тут ко мне, не
выдержав напряжения, подходит врач и говорит: «Вы не подумайте
дурного, но на всякий случай назовите свою группу крови». Я называю,
он отходит несколько шагов, вновь возвращается и говорит: «Вы
не беспокойтесь: у нас сегодня дежурит лучший пластический хирург».
Подбодрила врача, но тут звонит муж Алексей Силкин — он тоже
постановщик трюков — и говорит: «Я смотрю кассету с голливудскими
каскадерами. Они выполняли такой же трюк, как и ты сейчас. Оба
погибли». И называет мне ошибки, которые стоили им жизни, дабы
я их не повторила.
— Представляю ваше состояние…
— Да состояние у меня как раз всегда перед трюками нормальное:
помогают занятия йогой. Я научилась сосредотачиваться на ситуации.
Но подобные трюки действительно сложны и опасны. Каскадер должен
точно рассчитать траекторию полета, силу удара, умудриться не
ранить себя, а еще — чтобы лицо не попало в кадр. Есть еще один
неприятный момент: при исполнении подобных кадров ты, пока не
отъехала камера, не должен подниматься. А ситуация может быть
самая непредсказуемая: то ли дублер действительно лежит в ожидании
команды «стоп, камера!», то ли ему необходима медицинская помощь.
После съемок я решила снять напряжение игрой в бильярд и,
когда загоняла шар в лузу, наткнулась подбородком о кий. Ссадина
была приличная. Вот такая ирония судьбы.
— Есть школы каскадеров, которые вам особенно нравятся?
— Первые трюки были сняты во Франции в начале 30-х годов прошлого
века. Для меня самые лучшие каскадеры — французы. С упоением
смотрю фильмы Люка Бессона.
— А можно повторить трюки, скажем, такие, как в той же ленте
Бессона «Бездна»?
— Повторить можно любой трюк: вопрос — в техническом оснащении.
От трюков в «Матрице» все без ума, а там все они сделаны при
помощи тросов.
Мы сейчас закупили такие страховки, изготовили системы. Трюк
«летающая девушка» в рекламе шоколада «Пикник», где я снималась,
был сделан как раз при помощи подобных тросов — эффект получился
захватывающий. То же спецоснащение использовалось, когда мы с
Настей Ивановой дублировали группу «Тату» в клипе «Нас не догонят».
Мы угоняли бензовоз, мчались по дороге, сбивали дорожного рабочего,
которого опять-таки дублировала я. Расчет тут нужен точнейший,
чтобы я могла вовремя увернуться от этого 20-тонного бензовоза.
— Надеюсь, вы застраховали свою жизнь?
— 90 процентов каскадеров не страхуется. Есть среди нас поверье:
если застраховался, то страховку получишь.
— Давайте о веселом. Насколько мне известно, вы участвуете
в так называемых «неординарных праздниках и развлечениях». Звучит
достаточно интригующе.
— Никакой, а точнее — почти никакой интриги. А, в общем, «виноват»
тот же сенсорный голод. Есть заказы на проведение корпоративных
праздников, что, кстати, очень модно на Западе. Основное требование
— создать экстремальную обстановку, когда коллектив оказывается
в необычной, чрезвычайной ситуации.
— Неужели не хватает всего этого в обыденной жизни?
— Я тоже так думала, пока не поняла, что это своего рода прививка
от настоящих драм жизни. Людям нужна дополнительная стрессовая
ситуация, из которой они непременно выйдут победителями, переборов
свой страх.