В гармонии с собой

Что такое предпринимательская деятельность Вера Григорьевна Заякина знает не понаслышке. Легко это или тяжело — по-разному. Она осторожно говорит о работе, без лишних слов и эмоций, словно охраняя свое «детище» от излишнего любопытства. Вера Григорьевна занимается полиграфией — изготовлением печатной продукции для организаций. Каково приходится мелким предпринимателям на современном рынке? Похоже, что трудностей хватает. Она придерживается распространенной точки зрения: российские законы направлены не на поддержку мелкого и среднего предпринимательства, скорее, наоборот — создают лишние проблемы. Порой трудно уследить за скоростью, с которой они меняются.
Сейчас она уже привыкла и к непостоянству законодательства, и к постоянным отчетам в налоговой инспекции, и к конкуренции. Но уметь надо многое: здесь и бухгалтерия, и экономика, и Юруслуги Минск. Работать приходится много, но Вера Григорьевна не жалуется, замечает лишь, что деятельность предпринимателя — это работа на износ. Чтобы здоровью не вредить, в ее маленьком бизнесе есть один весомый принцип: «не играть в азартные игры с государством». Проще говоря, не обманывать — себе дороже будет. Она считает, что лучше иметь небольшие доходы, тогда и заботы будут небольшими
Предпринимателем Вера Григорьевна, конечно, стала не сразу. Ее трудовая деятельность началась в индустриальном институте, откуда в 1973 году она вышла химиком-технологом. (Кстати, муж Веры Григорьевны тоже закончил «индус», и оба сына учились в нефтегазовом).
Получилось так, что после окончания школы Вера не нашла ответа на вопрос «Кем быть?». Подумывала о театре, но бабушка сразу прекратила все мысли об этой стезе. Говорила, что жизнь у актрис несчастная, да и профессией актерство назвать трудно. Но диплом о высшем образовании был необходим. И Вера подала документы на факультет легкой промышленности в индустриальный.
— Что вы, если бы я после одиннадцатого класса не пошла в институт — это был бы нонсенс! Тогда было не принято не поступать.
О том, что перспектив у химиков-технологов немного, студенткам напоминали регулярно.
— К нам приходили руководители предприятий и говорили: «Девочки, нам не нужны инженеры, нам нужны работницы». А стоять за станком, когда есть диплом, не хотелось.
В институте осталась лаборантом, потом стала учебным мастером, затем ушла работать на производство, а позже удалось поработать в отделе патентоведения научно-производственного объединения «Техника. Технология. Добыча нефти». Только в конце 80-х времена настали неспокойные.
Попала под сокращение, и взамен мне предложили обучение на бухгалтерских курсах. Мне там очень понравилось, предметы были интересные, тем более что о бухгалтерии раньше ничего не знала…
Тогда-то Вера Григорьевна и задумалась: а стоит ли снова устраиваться на работу? И надолго ли там удастся задержаться?
Поразмыслили с мужем и решили, что надо попробовать открыть свое дело. Это было почти двенадцать лет назад.
Из этой суматохи и водоворота событий Вера Григорьевна выделяет главное событие в своей жизни — осознание веры, или, как она говорит, «встреча с Господом». А ведь когда-то смеялась над мамой и бабушкой, не понимала, как они могут верить в «сказки о Боге». Сейчас она уже не сомневается, что на самом деле это не сказки. И на земле есть Господь, который никогда ее не оставит.
Перебирая впечатления…
Безмятежность и теплота — такие впечатления остались у Веры Григорьевны от детства. Она родилась в небольшом селе Ушаково Вагайского района, где все друг друга знали, и за ребятишек, которые гуляли на улице, можно было не беспокоиться.
Единственное, что всегда пугало маленькую Веру — бездонное сельское озеро. Было там дно или нет, никто не знал, но тех, кто в нем тонул, найти не могли. Однажды Вера пришла на плот, где женщины обычно полоскали белье. Пришла, как и полагается, с ведерком. Когда оно упало в воду, девочка потянулась за ним и тоже упала, но ей посчастливилось зацепиться за гвоздь, который торчал из плота. Спасать ее не пришлось — выбралась из воды самостоятельно. Зато потом долго рассказывала всем, как чуть не утонула «в озере без дна».
Переезд в поселок Боровский, что находится под Тюменью, произвел на шестилетнюю Веру огромное впечатление. Да еще и Тюмень рядом, туда она часто ездила с родителями. Это сейчас «город не узнать», а тогда вдоль улиц тянулись вереницы деревянных домов, утопающих в пыли и грязи.
Вера Григорьевна помнит, как на работу носила сменку, а по улице удобнее было ходить в резиновых сапогах.
— Конечно же, Тюмень похорошела: и дороги лучше стали, и улицы красивее. Но все же город у нас маленький, тесный, очень много транспорта, и зон отдыха нет.
Вера Григорьевна вспоминает, что где-то читала о яблоневых садах, которые раньше были в Тюмени, а потом их вырубили. Сейчас яблони потихоньку возвращают на улицы, правда, садов пока не видно.
— Мне кажется, что у нас должен быть хороший хозяин, который сможет из неприметного маленького домика сделать конфетку. Сейчас складывается впечатление, что у города нет собственного архитектурного стиля.
В общем, у Тюмени все впереди, как и у области. Вера Григорьевна считает так:
— Если люди объединяются, значит, у них что-то получается лучше, когда они вместе. 60 лет со дня образования области — это немного, не пенсионный возраст, а начало возмужания. И если у нас есть такие даты — значит, все еще впереди.