Дизайнер Алексей Залевский собственноручно изодрал моделям колготки

Похоже, каждый человек, хотя бы единожды побывавший на «Сезонах моды», с
ужасом думает: как же он будет жить дальше, где одеваться. «Рядовая» одежда
— из магазинов или с «толчка» — будет казаться невыносимой пошлостью, а
покупка ее — преступлением и наказанием одновременно. После подобной модной
прививки обывателю захочется жить красиво — «по-модному, по-хранцузски».
Потому что разница очевидна: творения отечественных дизайнеров — не
ширпотреб. В этом в десятый раз убедили юбилейные «Сезоны моды» —
отечественный аналог мировых недель прет-а-порте.
Все-таки народ к прекрасному тянется со страшной силой. По-прежнему к
подиумам прорываются избранные, стоят при этом друг у друга на голове и
радуются. Потому что даже из-за голов чувствуют себя приобщенными. А во
первых рядах сидят, скучая, «випы», персоны особенно важные, ожидают начала.
Показы всегда начинаются с опозданием. Так надо. Это модно, так делают в
Париже. Впрочем, вот оригинальная примета нынешних сезонов: в этом году за
кулисами происходила настоящая борьба за дизайнерские вещи. Вплоть до
физической расправы. Красотки-клиентки боролись за полюбившиеся платья. В
частности, весьма успешную коллекцию Александра Моняка раскупили в течение
часа после показа, при этом едва не разодрав на две части дивной красоты
замшевое платье цвета лосося а-ля амазонка. До драки тогда дело не дошло, но
какая-то возня в процессе дележа происходила. Однако оставим грозных дам
инкогнито, все-таки клиентками Моняка являются такие наши модницы, как
телеведущие Власта Шовковская и Екатерина Нестеренко, Ольга Бурая, а также
певицы Галлина, Анжелика Рудницкая, Анастасия Рыбчинская (АЯ). Причем Бурая
поступила мудрее всех: она забронировала, а точнее купила, финальное (самое
важное, кульминационное!) платье за два месяца до показов, увидев его в
ателье. Его она и демонстрировала на подиуме — на изящной Оле атласное
ярко-розовое платье в эстетике танго сидело безупречно.
Если говорить о тенденции, которая всегда является совпадением, то у
«Сезонов» самой могучей была тема Востока. Ольга Громова создала в восточном
стиле не только коллекцию, но и антураж. Приглашенным гостям вручались
бархатные кисеты с витиеватыми инициалами, подиум был завален золотыми
монетами, на заднем плане виднелись изящный столик, медные кувшины и изящные
кальяны. Словом, гаремная обстановочка, в которой запросто можно кальян карма купить. За одалисками дело не стало.
Чаровницы появились в шароварах, и стало ясно, что именно этого ждали.
Шаровары — хит сезона. Новые, соблазнительные, прозрачные, шифоновые,
перехваченные у щиколотки манжетой, объемные. Все мы их будем носить.
Предвещаю. Причем вслед за Гальяно и Лакруа. К шароварам Громова предлагает
расшитые бисером пояса, атласные с восточным рисунком кардиганы, шифоновые
блузы с бархатными пурпурными арабесками и манжетами. Потому что почти вся
современная одежда родом с Востока.
Откуда подобный ажиотаж? Коллекция была весьма продуманной, цельной и
абсолютно летней — даже жаркой, тропической. В смелых цветовых комбинациях
Моняк дышал в спину великим Унгаро и Лакруа: как вам понравится, например,
сочный тандем бирюзовых брючек-капри и розового парео, салатного топа и
синей мини-юбки, оранжевой рубашки и фиолетовых «дудочек», изумрудно-алое
платье в клубнику (кстати, немедленно унесенное Галлиной). Платья напоминали
оперение райских птиц, на синих и изумрудных топах расцветали яркие, даже,
наверное, ядовитые тропические цветы. Сам Моняк настроение коллекции
обозначил как отпускное: море, воздух, насыщенный запахами вина и специй.
Не захотел формировать новые романтические тенденции Алексей Залевский,
возвратившийся к панку, готике и черному цвету, господствовавшим в прошлом
сезоне. Правда, разбавил мрачность оригинальными топами из синих бус,
атласными голубыми платьями-халатами, лимонными шифоновыми туниками. Зато
где Залевский, там и шоу. Парики моделей напоминали клочья сахарной ваты, на
лицах висели какие-то приклеенные цепочки (в произвольно выбранных местах),
на ногах красовались изодранные черные колготки. Залевский признался, что
для большей художественности рвал их собственноручно. Еще дизайнер
традиционно произвел на свет знаковые вещи — на сей раз ими стали шифоновые
топы с аппликацией в виде серебристого лезвия, а также блузы и платья с
вышитыми тараканами. В процессе дефиле одна из моделей потеряла трусики.
Впрочем, намеренно — предмет белья так и остался сиротливо лежать на
подиуме. Венцом коллекции стал выход, точнее выезд, ужасного дитяти
украинской моды: Леша выехал к людям на специальной тележке, в позе
католического священника простирая руки, видимо, к верующим. «Паства» с
энтузиазмом встретила продвижение дизайнера вдоль подиума (его, неподвижно
стоящего, подтягивали на канате). Залевский лишь покачивал головой, как
фарфоровый китайский мандарин, а на нем волнами колыхался муслин сиреневого
платья от Виктории Гресь и диковинные перья ошейника. Это была заявка уже не
на звездность — на божественность! Выезд тела завершился «заездом»: на той
же тележке он скрылся во тьме кулис. «Верующие» в Залевского шоу остались
довольны. Среди них клиенты — Евгений и Анастасия Рыбчинские, супруга
Дмитрия Корчинского Оксана, Андрей Кравчук, телеведущий Юра Горбунов.
Напоследок Леша пообещал регулярно являться народу в таком образе (и на
телеге) в особо людных местах, на Крещатике, к примеру.
Лилия Пустовит украсила маками подиум и… Софию Ротару.
Прогнозы отечественных дизайнеров на будущий сезон очень даже совпадают с
мировыми. Оно и к лучшему. Чтобы идти в ногу со временем, а не туземцами по
родной стране разгуливать. Во-первых, в моде романтизм: белый цвет,
ностальгические воланы, рюши, жабо, кружева, плетеные сумки и ремни.
Во-вторых, актуальны экзотические мотивы: Африка и Восток. В-третьих,
этническая тема. В-четвертых, силуэт не должен быть однозначно облегающим,
он сложный, рваный, асимметричный: линия описывает вокруг фигуры причудливые
зигзаги, наполняя одежду объемом. В-пятых, все утопает в цветах: это и
набивной рисунок, и броши, и ошейники с розами. И, в-шестых, дети цветов —
хиппи — снова в почете: с бахромой, кисетами, вышивкой и крестьянскими
блузами.
Этническое направление представляла патриарх отечественной моды Лилия
Пустовит, посвятившая свою коллекцию мистическому, по ее выражению, символу
украинской культуры — маку. Мак, говорит Лиля, несет в себе родовую память:
наши предки верили, что он защищает от зла. Подиум был представлен в виде
поля маков: бумажные цветы на стеблях были так густо вмонтированы в настил,
что наш фотокорреспондент принял это за монолитный подиум, попытался
взобраться на него и… завалился в маки. Наверное, окунулся в атмосферу
лета, полевого раздолья, свободы. Замечтался, словом. А вокруг прохаживались
знаменитости: телеведущие Маша Ефросинина, Катя Виноградова, Анна Безулик,
преданная клиентка Пустовит, и стилист канала «1+1» Надежда Кудрявцева. Так
бы фотокор и лежал, наверное, если бы не Ирина Данилевская, главный редактор
модного журнала «L’officiel», которая нашего мечтателя подняла и вернула в
трудовые будни.
Маки красовались и на белоснежных рубашках с асимметричным запахом, и на
туниках, и на майках, и на черных цыганских юбках с нижними белыми
кружевными. «Наркоманская» коллекция уже произвела фурор в Москве — там,
нужно сказать, обзоры в модных журналах начинаются с имени Пустовит. Вот
так-то, знай наших! Поклонники этнической моды должны запастись поясами,
выполненными в технике макраме, которые следует носить поверх полосатых
свободных брюк и плиссированных юбок-«разлетаек». И вообще всячески
приветствуется многослойность: одну полосатую рубашку надеваем поверх
другой, к брюкам — юбку. Пребывая в подобном образе, не обойтись без
минималистских греческих сандалий, крестьянских блузок, открывающих плечи и
спину, с рукавом-фонариком, кружевных юбок и традиционной народной вышивки.
Кстати, именно в этническом духе — с маками и народными мотивами — была
создана коллекция концертных нарядов для Софии Ротару.
У Виктора Анисимова пиджак, как обычно, превратился в брюки.
Дизайнер Оксана Караванская представила романтическую коллекцию под девизом
«Назад к природе». Модели вышли на подиум в образе лесных мавок: несли на
голове гнезда, гротескные косы и фантазийные соломенные конструкции,
напоминающие целые сады. Доминирующий цвет коллекции зеленый — от
оливкового до фосфоресцирующе-салатного и изумрудного. Одежда — объемная:
утопающие в рюшах невесомые платья, свободные брюки с двумя широкими
встречными складками, лимонные плащи, словно на пять размеров больше. Если у
Залевского платья были украшены противными и агрессивными тараканами, то
Караванская предпочла мирных и симпатичных жуков. И как же обойтись без
цветов: объемно вышитые белые розы красовались на эротичных шифоновых
блузах, а ромашки — на вязанных крючком ажурных топах. На это великолепие
после показа немедленно покусились певица Марина Одольская и актриса Театра
им. И.Франко Людмила Смородина. Кстати, именно Оксане Караванской обязана
своим новым обликом певица Оксана Билозир. Большую часть коллекции (20
комплектов!) заполучил московский бутик «Марки».
Донетчанин Виктор Анисимов остался верен конструктивизму: у него по-прежнему
пиджак превращался в… брюки, а капюшон рубашки оказывался подолом туники.
Боковые завязки на юбках давали возможность варьировать силуэт. В
двусторонних пиджаках изнанка была красивее лицевой стороны. Остроносые,
почти готические туфли, клоунские с круглым носком ботинки, смешные
шутовские колпачки, словно неправильно сшитые платья с косым кроем,
сумки-кофты — в этом выражается анисимовская любовь к женщине-чудачке,
клоунессе, оригиналке. Анисимов любит дразниться: в деловом пиджаке
множество вертикально вшитых и абсолютно нефункциональных кармашков, в
брюках они располагаются по всей длине. В такой вещи сразу же даешь всем
понять, что ты интеллектуал, личность творческая и эксцентричная.
Несмотря на бодрый тон коллекции, у Анисимова было депрессивное настроение.
Он жаловался прессе, что за пять лет сезонов в Украине не была создана
инфраструктура: нет ни закупщиков, ни продаж, ни производства. Пресса
пыталась Виктора утешить. Ведь уже четыре сезона Анисимов продается в
Питере, успешно участвует в российских неделях прет-а-порте.
— В московских бутиках одежда от Готье висит рядом с вещами россиянки Дарьи
Разумихиной, а у нас ни один киевский магазин не рискнет выставить нашу
коллекцию, — рассказывает Виктор Анисимов. — Либо мы слабы, либо не
доверяют нам хозяева бутиков. Однажды магазин хотел взять у меня для
реализации пиджак, весь усеянный значками, попросив только все значки
срезать. Аналогичный вариант появился у того же Готье через полгода…
А делать коллекции несколько раз в год — очень накладно. У меня ежегодно
уходит 20 тысяч долларов! На Киев, Москву и Питер. И что? Я не вижу никакой
перспективы. У нас предпочитают покупать Дольче и Габбану очень плохого
качества. Помещение для собственного магазина стоит нереально дорого, да и
будет ли он окупаться? Страна не может реализовать экономическую схему,
которая работает на Западе и благодаря которой фэшн-индустрия дает
сумасшедшие прибыли.
Модельер Ирина Билык представила миру каску монтажницы, украшенную фатой.
Впервые в «Сезонах» участвовала Ирина Билык — как дизайнер марки «Видиван».
В течение пяти лет певица и ее директор Валерий Родин были связаны
дружескими отношениями и — цитирую — духовным, почти мистическим обменом
мыслями. И вот результат.
Часть первая, мужская. Поначалу меня развеселили носочки расцветки
британского флага: из-за такого дела может произойти чисто английское
убийство! Но красиво как… Поражали мужские рубашки а-ля Хохлома — черные
в цветочек. Очевидно, для «продвинутой» публики был предназначен и белый
жилет с красным морским коньком из пайеток. Если бы такая вещь была у моего
друга, я бы стирку величаво называла «Купанием красного коня». Однако,
молодежно. Разгуливал по подиуму юноша, который в клипе у певицы изображал
ангела нетрадиционной ориентации. Впрочем, как заявила Ирина, она вообще
любит нетрадиционных людей. Поэтому деловые магазинные костюмчики
перемежались нарядами откровенными, я бы сказала, вечерними — шифоновыми
ультрамариновыми рубашками с пайетками. Мужчинам тоже хочется иногда
сверкнуть в лучах закатного солнца. Зачем-то на подиум вышел человек и с
медалью на шее. Может, помещением ошибся?.
Глубокому переосмыслению подвергся жанр традиционный — подвенечное платье.
Вышла девушка, судя по желтой каске, монтажница, в клеенчатых, не вполне
обусловленных профессией брюках с прозрачной сумочкой-косметичкой, в которой
обычно возят мыло в командировки. К свадебному обряду она, видимо, призвана
была приступить прямо на рабочем месте, потому что к каске была приделана
фата. Ирина Билык гордо заявила, что сама пошла бы под венец именно в такой
экипировке (хотя и не первый раз замужем, но вдруг снова карта ляжет). На
достигнутой победе наш модельер-авангардист не остановилась и украсила подол
другого свадебного платья фотопечатью картины однополой любви. Мужской.
Очень прогрессивно, по моему мнению. Заключительным аккордом стало свадебное
платье с фотопринтами известных украинских мужчин и нашей всенародно любимой
певицы с ними. Потом Ирина объяснила, зачем эта красота, напоминающая
капиталистические парашюты (они всегда какими-то картинками украшены).
Оказывается, идя под венец, каждая женщина прощается с рядом мужчин (у кого
нет ряда, тот — с единицами), и их портреты нужно увековечить. Может, я
что-то не так поняла, но на юбке, кроме Юрия Никитина, были замечены Тарас
Петриненко, Олег Скрипка и другие. Что это — обман зрения? Или таки да?
Ответом было страшное признание певицы: «Пресса даже не знает, сколько раз я
была замужем!» Позор на все наши журналистские головы!.
К лету модницам следует обзавестись шифоновыми шароварами.
Востоком пленилась и Кристина Гусина, супруга динамовца Андрея Гусина. Как
дизайнер Кристина проявила себя не так давно: начала шить своим подругам,
супругам динамовцев, — Елене Говоровой, Елене Витриченко. Дело пошло, ее
вещи спортсменкам нравятся, так что со временем, возможно, и марку откроет.
Поддержать Кристину пришла почти вся команда «Динамо», а супруг снимал
действо на камеру. Для истории. В коллекции Гусиной тоже доминировали
шаровары, а отличительным моментом было то, что они были выполнены из
денима: такие себе джинсы-шаровары, гибрид восточной и западной культур.
Анна Бабенко экспериментировала с рукавом: в коллекции были и рукав-фонарик,
и утрированный буфф, и двойной рукав, и рукав съемный, и пристегивающийся
карабином, и перехваченный тесемочками, и рукав-манжета. Еще одна мировая
тенденция — образ Кармен и страстные испанские мотивы. Отсюда и знойные
красавицы на подолах алых юбок с черными кружевными вставками, корсеты,
шнуровки. Финальный наряд — лимонные брюки, топ и юбка из черной органзы с
вышивкой — демонстрировала телеведущая Людмила Харив. Что характерно, вещи
эти она еще до дефиле благополучно приобрела.
Не скрою, творения Роксоланы Богуцкой уже не первый раз лично у меня
вызывают душевный трепет. Вот умудряется человек использовать материалы в
странной для них роли. Представьте, что в борщ вы кладете трюфеля и икру
летучей рыбы, а в пирожные кладете соленые огурцы. Вот так и в коллекции
Богуцкой: все смешалось, только непонятно зачем. Потому-то с наступлением
тепла предлагается утепляться, носить пиджаки из телячьей кожи и кожи пони с
ворсом, пальто, а также каракулевые жакеты и мини-юбки с запахом. На вопрос,
не наступает ли во Львове локальный ледниковый период, модельер заявила, что
так шьют во всем мире. Согласна: шьют, плагиаторы, только в осенне-зимних
коллекциях.
В коллекции Богуцкой то, что вроде бы должно быть скромным коттоном, на
поверку оказывается измордованной замшей: летний с виду костюмчик с набивным
рисуночком в голубовато-розовых тонах выполнен в замше, обработанной по
новым технологиям, окрашенной да еще и заламинированной. Спрашивается: если
вещь изначально не оригинальна, зачем же над материалами измываться?
Лучше-то не станет. Единственное светлое пятно: кожаные корсеты и пояса с
массивными бляхами, напоминающие рыцарские доспехи. Кожа такая вытертая —
под старину.
Спонсором акции традиционно была торговая марка «Nescafe Gold», которая не
только поддерживает «Сезоны моды», но и создает свои собственные коллекции.
Каждый украинский дизайнер, пофантазировав на кофейную тему, создал свое
платье: самым пышным была диковинная африканская конструкция от Александра
Гапчука, которую без металлического каркаса носить не рекомендуется, а самым
вечерним — расшитое тысячами бежево-золотистых пайеток платье Александра
Моняка в духе «века джаза». А во время акции народ бесконечно заправлялся
кофе, отчего до полуночи бодро и смотрел, и показывал, и общался, и бегал, и
вообще жил.
Еще к весне модницам рекомендуем запастись юбками, топами, сапогами из
перфорированной кожи. В этом направлении работает молодой модельер Юлия
Гуральчук (марка «Азард»). Она собственноручно плетет из бежевой и молочной
замши и юбки, и блузы. А это настоящий от кутюр.
Хотя в нашей стране называть что-либо этим страшным словом — от кутюр, то
есть высокая мода, — страшновато. Тут хотя бы до добротного прет-а-порте
дорасти: чтобы его отшивать не в единичном экземпляре для известных людей, а
в размерной сетке — для всех жаждущих. Но экономика глуха к мольбам и
стенаниям. Пока. Узок круг этих людей, покупающих дизайнерские творения,
страшно далеки они от народа, но, может, разбудят они легкую промышленность
и торговлю, как декабристы — Герцена. И по всей стране откроются бутики. И
будет их, как ночных ларьков, тьма-тьмущая. Захочешь ночью купить платье с
американской проймой — пойдешь в бутик к Моняку, не найдешь, пойдешь через
дорогу — к Караванской, нет — в двух кварталах Анисимов, еще что — через
дорогу Бабенко… Короче, воротишься к рассвету домой с полными сумками.