Сказки старого Багдада

«Симсим, откройся!» Оказывается, это волшебное заклинание и
сегодня вещь отнюдь не бесполезная в арабской стране. Лишь
произнес я заветное «симсим» в одном из багдадских ресторанов на
берегу Тигра, как официанты тут же принесли вкуснейший лаваш,
усеянный семечками кунжута. Я-то хотел в шутку показать, что
знаком со сказками Шахразады, но не помнил, что «симсим»,
собственно, по-арабски означает весьма прозаическое слово —
кунжут, травяное растение, из семян которого делают масло.
Забывчивость вашего покорного слуги исправил мой спутник —
Мухаммед Султани, багдадский таксист, неплохо, кстати, говорящий
по-английски.
Помните, как начинается рассказ о первом путешествии
Синдбада-морехода? «Давным-давно жил в городе Багдаде купец,
которого звали Синдбад». Интересно, а где он жил? Где был его
дом? В первоисточнике — в «Тысяче и одной ночи» (в переводе с
арабского М.Салье) — не указано, на какой улице он жил. А вот в
последующих переложениях этих сказок говорится: «… Солнце уже
низко стояло над куполами и минаретами Багдада, когда Синдбад
вернулся в свой большой дом на Зеленой улице». Оказывается, улица
Зеленая до сих пор имеется. Она в центре, недалеко от набережной
реки Тигр. Правда, зелени там почти нет. А дома действительно
старинные. Сопровождавший меня переводчик Керим показал Оборудование для экскурсий, которым он пользуется. Я взглянул
на балкон дома, за которым была видна огромная комната, и
представил: на крыши Багдада опускается синий звездный вечер, а
Синдбад, увлекшись, все рассказывает о своих морских
путешествиях, о летающих людях, об одноглазых великанах, о долине
алмазов, о гигантской птице Рухх. И только к полуночи гости
поднимаются с ковра и прощаются с хозяином…
Перечитайте рассказ из «Тысячи и одной ночи» про Али-Бабу и
сорок разбойников — старая форма арабского слова «симсим»
сохранена переводчиком. Помните, как удивился Али-Баба, услышав,
что атаман-разбойник с помощью этого слова открывал дверь в
пещеру с сокровищами. «Вот чудо! — воскликнул тогда Али-Баба. —
Ведь симсим — это простое растение. Я знаю, что из его семян
выжимают масло, но я не знал, что оно может открывать двери!» А
еще помните, как жадный брат Али-Бабы — Касим, оказавшись в
пещере, забыл волшебное слово. Как только он не обращался: и
горох, открой дверь! И пшеница, и овес, и конопля, и ячмень… Но
надо было сказать:
«Симсим!».
У меня, как и у многих, с детства трепетное отношение к
сказочному Багдаду. И вот я оказался в этом городе. Правда,
примет, говорящих о героях «Тысячи и одной ночи», здесь немного.
Но все-таки они есть. Несколько кафе и ресторанов названы именем
Аладдина, в холле гостиницы «Шератон» — скульптура Шахразады,
есть также памятник, где царь Шахрияр слушает сказки Шахразады. А
самое большое внимание привлекает фонтан в центре Багдада — умная
и храбрая служанка Али-Бабы Марджана заливает горшки, в которых
спрятались разбойники. Правда, не кипящим маслом, а обыкновенной
водой.
Для того чтобы найти места, связанные со сказками «Тысячи и
одной ночи», хотел было приобрести карту Багдада. Но оказалось,
схему города не купить. Она давно не издавалась и к тому же
считается «предметом двойного назначения» — якобы может служить
«руководством» для потенциального противника Ирака. 20-летней
давности схему есть шанс найти лишь на импровизированных
журнальных базарчиках на обочинах дорог — там, где в качестве
«новинок» предлагаются, в частности, западные еженедельники мод
70-х, в лучшем случае 80-х годов. Но и по такой карте вряд ли
определишь, где и какие достопримечательности.

На минуту я попробовал вообразить себя Синдбадом — неторопливо
пошел по заполненной народом базарной площади. Останавливался
всякий раз, когда видел диковинные вещи. Как утверждается, именно
здесь — среди гор сверкающих апельсинов, душистых лимонов,
фиников, персиков, гранатов, тканей и ковров, серебряных и медных
блюд, кубков и кувшинов — Синдбад забывал о своей тяге к
странствиям.