Под сенью стяга боевого

Много лет назад, во времена, когда заканчивал школу в одном из
поселков Кустанайской области, ни за что не поверил бы в сказку,
что будет та область в составе другого государства. Позже, когда
работал в Троицке, даже в самом фантастическом сне не увидел бы
на его улицах столько пограничников и посчитал бы нелепостью
утверждение о том, что станет этот город пограничным.
Пункт перехода государственной границы на Троицком отдельном
контрольно-пропускном пункте (ОКПП) представляет собой три
барьера, выставленные на шоссейной трассе. Первый и третий —
шлагбаумы, между ними — основная площадка, на которой
отрабатывается вся технология проверки каждой транспортной
единицы и людей, в них находящихся. Чтобы проще было понять суть
этой «технологии», представьте, что вы сопровождаете на какой-то
Челябинский хлебокомбинат десятитонный грузовик с зерном из
Казахстана.
Первый барьер вы преодолеваете легко и свободно. Но когда
шлагбаум за грузовиком опускается, и он оказывается в зоне
контроля, вы «обречены» на два варианта — с честью пройти все
процедуры или с позором повернуть назад. Из чего же состоит
контроль на пункте перехода? Только перечень может вызвать уныние
даже у самого завзятого оптимиста.
Сотрудник Российской транспортной инспекции проверит наличие
соответствующей лицензии. Представитель
санитарно-эпидемиологического контроля потребует санитарный
паспорт на машину и отработает с вами весь спектр своих
требований. Не останутся в стороне работники фитоконтроля и
хлебной инспекции. Все они возьмут пробы для анализов зерна и
оформления сертификатов. Хорошо, подумаете вы, что ветеринарный
контроль отпал, зерно — не мясопродукты.
Ваш автомобиль пограничники проверят на незаконный провоз
запчасти фиат дукато и прочих «подпольных» грузов. Заглянут с фонариком во
все потайные уголки, пошарят металлоискателем, «пощупают» другими
«детекторами лжи». Вас не оставят без внимания специалисты из
отдела таможенного оформления. Потом машину поставят в отведенное
место, а вы на такси или попутке повезете пробы для анализов на
Троицкий хлебокомбинат. Часа через три-четыре результаты
лабораторных исследований будут готовы, вы заплатите рублей
триста за сертификат, вернетесь к своему грузовику и —
счастливого пути!
Итак, сколько инстанций? Одна, две, три… Всего шесть. Если
обойдется без ветврача, инспектора ГИБДД и каких-то
дополнительных случайностей. Так легко ли пересекать госграницу?
Судить вам. (Но трудно только в первый раз, потом вы привыкнете
или бросите всю эту канитель с перевозкой зерна).
Вообще-то специалисты из всех служб на Троицком ОКПП работают
нормально, без каких-то придирок и с пониманием. Однако это вовсе
не означает, что они могут в угоду кому-то пожертвовать
принципами и своей профессиональной репутацией.
В хлебной инспекции, к примеру, вам оформит документы
19-летняя Леночка Савушкина. Она закончила энергостроительный
техникум, но судьба распорядилась так, что пришлось вступить на
новую стезю. И ничего, получается. По крайней мере начальство
довольно.
Со знанием дела работают на ОКПП пограничники, подчиненные
капитана Даврона Хасанова. И это понятно, поскольку авторитет у
заместителя начальника пункта погранконтроля по воспитательной
работе высок и непререкаем. Солдатскую срочную Хасанов отслужил
во время боевых действий в Афганистане. Потом закончил
Душанбинский политехнический институт, служил офицером на
таджикской границе. Со временем стал российским пограничником и
попал в Челябинск. Что еще? Сам таджик, жена русская. Родители
Даврона по-прежнему в Таджикистане. Ее родители в Волгограде.
Дочерям 11 и 13 лет.
Семья в Челябинске, Хасанов в Троицке. Вот она — служба и
жизнь на «два фронта». Если учесть, что у таких офицеров, как он,
денежное довольствие 1400-1600 рублей, то получается негусто.
Даврону можно, конечно, снять квартиру в Троицке. Это
обойдется не менее чем в 500 целковых ежемесячно плюс оплата
коммунальных услуг. При нынешнем составе его семьи за поднаем
жилья начфин оплатит только пятьсот. Так что без дополнительных
потерь не обойтись. Поэтому Даврон пока думает, просчитывает
варианты.
Если говорить в целом об офицерах Троицкого погран-отряда, то
95 процентов из них не имеют своего жилья, поскольку этот город
стал для них очередным местом службы, вместе с нарезанным под их
ответственность новым участком государственной границы
протяженностью 869 км 600 м. Расстояние, конечно, приличное,
разъезды тоже, а вот техническое состояние автомобилей и их
количество далеки от нужд и запросов. Да и на такие машины
топлива не всегда хватает.
А граница буквально ежедневно подбрасывает сюрпризы.
Казахстанская сторона пока не привыкла постоянно входить в
российский дом посредством цивилизованно оформленных пограничных
«дверей». Все норовят в «окна» да под покровом ночи. Вот и
получается себе дороже. За неполных пять месяцев только свежего
мяса пограничники в 16 случаях задержали и передали таможенникам
более 12 тонн.
Администрация и мэр Троицка В. Щекотов помогают пограничникам
в их обустройстве. Выделены необходимые здания. Одно из них
бывший детсад, второе, 1910 года постройки, бывший цех швейной
фабрики. Можно представить, сколько труда и материалов нужно
положить на их перепланировку, ремонт и прочее.
И тем не менее пограничники полны оптимизма. С 15 мая они уже
несут боевое дежурство по охране государственной границы. А 23
мая на базе Троицкого погранотряда прошла выездная коллегия с
участием полномочного представителя президента России Н.
Суденкова, на которой присутствовали руководители всех силовых
структур области, заместители губернатора В. Буравлев,
Н. Рязанов, другие официальные должностные лица. На
заседании коллегии был обсужден широкий комплекс пограничных
вопросов.
В тот же день на центральной площади города, получая из рук
командующего Боевое знамя, начальник Троицкого погранотряда
полковник В. Скворцов заверил троичан и всех присутствующих в
том, что его подчиненные будут с честью выполнять задачи по
охране передовых рубежей России, под сенью стяга боевого
приумножать славные традиции воинов-пограничников.