Деревнский долгострой

Деревенская околица. Воздух наполнен прохладой. Вечереет. Все
в поле — сенокос. Ни души. Лишь одинокий двух- этажный дом пугает
случайного прохожего зияющими окнами-глазницами. Неподалеку
разбросаны недостроенные магазин, столовая; фундамент детского
сада почти разобрали…
ОВЧИНКА ВЫДЕЛКИ НЕ СТОИТ?
— Для кого строить? — рассуждает Виктор Еловик, руководитель
сельскохозяйственного кооператива (СХК) «Великопетровское». — У
молодых нет желания жить и работать в деревне. Нет желания
творчески и масштабно мыслить. За последнее десятилетие мы сдали
27 новых жилых домов, но вот уже три года строительство не
ведется — нет потребности.
Между тем «Великопетровское» — одно из базовых хозяйств
Карталинского района. Раньше здесь было отличное дойное стадо. Да
и сейчас около тысячи коров дают неплохой надой: до 10 тонн
молока в сутки. Есть в хозяйстве и своя свиноферма. В нынешнем
году закупили 270 свиноматок, построили теплый просторный
свинарник. В «Великопетровском» 18 тысяч га пашни. Отсеяться к
сроку нынче не получилось: подвело Ольховское отделение. Когда-то
оно тоже относилось к СХК, однако в годы перестройки
отсоединилось. За семь лет «самостоятельного плавания» ольховцы
окончательно разучились работать: к этой посевной на отделении
было даже не пахано…
Виктор Еловик, пожалуй, один из немногих, кто не жалуется на
власть, а рассчитывает только на собственные силы. «У нас все
получится. К осени закупим 10 комбайнов по лизингу. Если не
подведет погода, закажем #a##/a#Забор под Ключ, — говорит он. —
Планируем к отопительному сезону подвести газ в жилой сектор.
Тревожит одно — кадры. Хороший специалист сегодня на вес золота.
Основная масса работников не имеет образования. В этом году я
принял решение оплатить за счет хозяйства обучение на заочном
отделении в Свердловском агроинженерном университете пятерым
выпускникам нашей школы.
Хочется, чтобы у нас работали хорошие, квалифицированные
специалисты». Кстати, Виктор Михайлович сам без пяти минут
кандидат сельскохозяйственных наук.
«Будет производство — будет социалка», — так считает Еловик. С
другой стороны, научится ли молодежь «творчески и масштабно
мыслить», если в том же Великопетровском мизерную зарплату
задерживают? А где гарантия, что ребята, окончившие свердловский
вуз, останутся работать в хозяйстве, если жить им все равно
негде? Несомненно, Еловик уже сделал большое дело, отправив
выпускников учиться, но задержит он их минимум на пять лет (годы
обучения на заочном), а что дальше? Так и будем рассуждать о
нехватке кадров?
НАЛОГИ НИКТО НЕ ОТМЕНЯЛ…
Хозяйство «Снежное». Кабинет директора. На стене — портрет
Ленина. На чуть потрескавшееся изображение Владимира Ильича сразу
обращаешь внимание. Блеклое, запыленное, оно вызывает, скажу так,
— противоречивые чувства. Обыкновенное рабочее утро. Виктора
Ивановича Богдановского удалось застать на месте. Он принимает
бесконечные телефонные звонки, подписывает бумаги, отдает
распоряжения. На вопрос, «Как живете-можете?», Виктор Иванович
отвечает не сразу. Молчит, хмурит брови. «Как живем? Да как все.
В конце апреля вот приезжала налоговая полиция. Описали за долги
сыроваренный цех.
Частенько к нам наведываются… Пригоняют грузовики, забирают
в основном технику».
АО «Снежное» издавна славилось крепкой животноводческой базой.
Здесь 3 тысячи поголовья скота, основную прибыль приносит
реализация молочной продукции — в хозяйстве 900 дойных коров.
Неплохо развито и растениеводство: ежегодно снежинцы засевают до
10 тысяч га пашни. Однако сегодня животноводство убыточно. В
прошлом году из-за падежа и недостачи скота потеряли 170 тысяч
рублей. Три года назад пришла беда и на снежинскую свиноферму:
заболели свиноматки. Вместо десятка здоровых подсвинков приносят
по два-три, худосочных и болезненных. В чем дело до сих пор никто
не может определить. Выполняются все рекомендации районной
ветстанции, ставятся профилактические прививки. Животных хорошо
кормят, в ежедневный рацион включают витамины, соли, минеральные
добавки. Совсем недавно построили новый свинарник. «Наши взрослые
свиньи весят не больше 40(!) килограммов, — рассказывает свинарка
Татьяна Рыкова. — Несколько раз завозили молодняк из
Красногорска. Подозреваем, что нам продавали «бракованных»
животных. Последний раз, например, при покупке свиноматок не
только не провели необходимые анализы, но даже не посмотрели на
товар.
Загрузили в машину и увезли. А дома обнаружили, что они
больные. Чему удивляться?» Действительно, удивляться нечему, ведь
на товар для себя самих даже не взглянули.
Уже восемь лет снежинцы не могут рассчитаться с энергетиками.
Сумма долга превышает 18 миллионов рублей. Именно поэтому не
работает сырцех, колбасный, макаронные цеха. Отключен автопарк. В
посевную техника стояла на улице под проливными дождями…
Несмотря на все это, удалось значительно повысить уровень
жизни населения. Снежинцы в отличие от соседей вовремя получают
зарплату. Средняя — 1100 рублей, самая высокая у животноводов —
1800 рублей, но заработок у них напрямую зависит от привеса. Это
значит, что при падеже скота в месяц выходит рублей по 200-300…
А еще в Снежном ежегодно сдают по два-три двухквартирных дома.
АОЗТ оплачивает 30 процентов стоимости жилья. Дома —
шлакозаливные, никаких особенных дорогих строительных материалов
не требуется.
И все же, в прошлом процветающее хозяйство сегодня
нерентабельно. Виктор Богдановский причину всех бед видит в
отсутствии помощи со стороны государства и в несовершенстве
налоговой системы: «Без дотаций не выживет ни одно хозяйство, тем
более при таких больших налогах на продукцию
сельхозпроизводителей: с 1 рубля за литр молока мы должны
уплатить 98 копеек в налоги…». Руководители вынуждены выбирать:
либо заплатить налоги, либо выдать деньги рабочим. В Карталинском
районе нет ни одного хозяйства, которое бы не имело задолженности
перед бюджетом и внебюджетными фондами. Только вот почему, когда
районная администрация выстроила график погашения текущих долгов
продуктами питания, почти никто не откликнулся? Ни килограмма
мяса для городской больницы и городского отдела образования не
поставили такие хозяйства, как «Великопетровское», «Мичуринское»,
«Карталинское». Показателен ответ одного из директоров СХП
Карталинского района: «Долги гасить мы и не собираемся». Отсюда
вытекает и общая задолженность по району по зарплате в 15,5
миллиона рублей. Думается, что при такой позиции руководителей
жителям сельской местности не стоит надеяться ни на выплату
детских пособий, ни на хорошее медобслуживание.
Вообще, о каком повышении жизненного уровня может идти речь?
КРЕДИТ ДОВЕРИЯ.
Да, сегодня сельхозпроизводителям нужен кредит доверия. Но как
доверить, если многие просто-напросто привыкли эти самые кредиты
не возвращать? Если в Карталинском районе перед началом посевной
требовалось минимум 43 миллиона рублей, то почему даже при
ограниченных сроках проведения полевых работ никто «не
пошевелился»? Ждали, когда поможет областная администрация? В
«Неплюевке» ( в той деревне, где уже несколько лет заморожено
строительство) не заготовили семян к весне. И если бы глава
района Александр Сутункин не выделил средства из местного бюджета
на их приобретение, то и вовсе бы не посеяли. Скоро осень.
Справятся ли с уборкой? «Справимся. Главное, чтобы обеспечили
топливом!» — восклицает Николай Гречущев, директор хозяйства
«Неплюевка».
На обработку паров Карталинскому району требуется 800 тонн
горюче-смазочных материалов, 500 тонн дизтоплива. Пока ничего
нет. Правильно говорят карталинцы: «Не давай ложку, а давай
удочку». Надеяться нужно только на себя. Но все ли это поняли?
КТО ВСЕМУ ГОЛОВА?
Рабочее совещание. Евдокия Васильевна как всегда подтянута,
выдержанна. В обращении с коллегами строга и даже немного сурова.
При случае может и голос повысить. «Иначе нельзя, — утверждает
Гребенщикова, — дисциплина и еще раз дисциплина. Жесткий
контроль». Эта маленькая женщина руководит хозяйством
«Варшавское» уже 10 лет. О том, что ей удалось сделать за это
время, можно написать не одну книгу. О Варшавке говорят далеко за
пределами района. Почему? Да потому, что хозяйство это на фоне
других выглядит не совсем обычно, иначе говоря, благополучно.
Благополучие бросается в глаза уже при въезде в Варшавку.
Вокруг аккуратного озера рассыпались белоснежные коттеджи.
«Строить сегодня может каждое хозяйство, было бы желание, —
рассказывает Евдокия Васильевна. — В 1997 году мы возвели первые
7 коттеджей, в 98-м — еще десять. Для строительства нанимаем
подрядчиков — бригады дагестанцев. Поэтому наши дома в 2-2,5 раза
дешевле, чем те, которые возводят строительные организации.
Разработали свои песочный и щебеночный карьеры. Есть пилорама:
балки, стропила — все свое. Покупаем только кирпич и трубы под
отопление. Рабочие вносят лишь 45 процентов (около 50 тысяч
рублей) от стоимости коттеджа, да и выплачивают эти проценты в
течение 15 лет».
Как ни странно, но в Варшавке куда ни глянь — везде ведется
строительство. Новые животноводческие базы, хозяйственные
постройки, гаражи. Первое, за что взялась Гребенщикова 10 лет
назад, построила теплую стоянку для автомашин. Тогда в селе не
было ни газа, ни асфальта, ни водопровода. В 1998 году решили,
что хозяйству не обойтись без озера.
Теперь возле озера планируют построить парк культуры и отдыха,
спортивно-оздоровительный комплекс. «Хочется, чтобы и жители
нашего села имели возможность погулять у фонтана, посидеть
вечерком на скамеечке, — мечтает Исса Марзий, первый помощник
Евдокии Васильевны. — Молодым ребятам некуда сходить поиграть в
волейбол, баскетбол. Нельзя допускать, чтобы они увлекались
наркотиками, спиртным. Организовать их досуг — вот наша задача».
Наверное, поэтому в Варшавке работают и клуб, и дом культуры.
В 1996-м восстановили церковь, сделали иконостас. Теперь, как и
положено, проводят обряды: крестят, венчают, отпевают. Не знают
проблем жители села и с лекарственным обеспечением. В случае чего
обращаются в местный ФАП, который, хотя и финансируется из
районного бюджета, добрую часть медикаментов получает от
хозяйства.
Никто в Варшавке не может забыть зиму 1998-1999 гг., когда
из-за засухи не хватало кормов. Остро встал вопрос, сокращать
поголовье скота или попробовать выкарабкаться. Совет трудового
коллектива решил — сокращать. Однако Гребенщикова не согласилась.
Было много недовольных. Сейчас благодарны директору за
проявленную стойкость. В хозяйстве 6 тысяч голов крупного
рогатого скота! Особая мясная порода герифордов позволяет
получать неплохую прибыль. Рентабельность животноводства за
первый квартал 2000 года составила 105 процентов. Стоит ли
говорить, что и посевная прошла более или менее гладко, что и
деньги людям платят.
Конечно, и у такого на первый взгляд крепкого хозяйства есть
свои проблемы и с техникой, и с кадрами. Часто Гребенщикова
страдает из-за непонимания. Не каждому жесткий стиль управления
по душе, но многие сельчане давно убедились: не надавишь, не
прикрикнешь на нерадивого работника — ничего с места не
сдвинется. По всему выходит: нужен нашей деревне лидер, который
не боится ни трудностей, ни работы. Тогда и дома будут строиться,
и молодежь в село потянется, и тогда мы с уверенностью сможем
сказать: сельское хозяйство выздоравливает.