Государство не замечает самого высокого человека в Житомире

Житомирское село Подолянцы прославил украинский «Гулливер» Леонид Стадник, признанный самым высоким человеком в мире. Его рост — 254 см. У него же и самые большие кисти рук: от указательного пальца до запястья — я сам измерял — 32 см. У англичанина сомалийского происхождения, занесенного в Книгу Гиннесса, кисть значительно меньше — 26,9 см.
Но если у зарубежных «коллег» Леонида уникальность в росте, размерах рук и ног, что называется, от природы, то у Стадника она — результат неудачных экспериментов киевских нейрохирургов.
Ленчик, как зовут его односельчане, окончил школу с золотой медалью, а сельхозинститут — с красным дипломом. По характеру мягкий, добродушный, он, несмотря на свой гигантский рост и богатырскую силу, мухи не обидит.
— Вы садитесь на передок, а я пристроюсь на оглоблях, — пытался он уступить свое место на телеге. Когда ни один табурет или стул 200-килограммовому парню-великану не подходит, лучшего места, чем «брычка», для беседы не найти.
— Устали, наверное, от своей популярности?
— Журналисты достали — каждый день кто-то рвется во двор. Вчера было 20 человек! Все спешат поглазеть на «чудище», как в зоопарке. И никому нет дела, что у тебя на душе… Если б вы только знали, как мне хочется нормальной человеческой жизни.
«Нормальная жизнь», по словам Леонида, у него закончилось 22 года назад. Тогда он, будучи шестиклассником и перспективным спортсменом, попал на операционный стол в киевский НИИ нейрохирургии с диагнозом «доброкачественная опухоль головного мозга». Говорят, опухоль находилась рядом с гипофизом, и его-то, вероятно, при оперативном вмешательстве задели.
— Кто теперь признает свою ошибку? — говорит мама Леонида Галина Павловна. — Был, наверное, травмирован и зрительный нерв. Иначе почему сразу же после выписки из клиники сынок не только не мог ходить, но и ничего не видел.
Обращались Стадники за помощью к президенту Л.Кучме, но у того забот и помимо самого высокого человека в мире хватает — письмо переправили в Житомирскую обладминистрацию, подробнее об этом на yes-zhytomyr.com.ua. А та отфутболила его на Бердичевскую швейную фабрику — дескать, поезжайте туда, они вам будут по заказу шить что надо, со скидкой.
Но зла на столичных врачей Стадник не держит:
— Тогда, наверное, вопрос стоял не о сохранении здоровья, а о моей жизни. Спасибо им и на том.
Чуть позже добавилась и эта напасть: стал Ленчик тянуться ввысь, не успевали одежду покупать. Зрение совсем пошло на убыль.
— Левый глаз почти ничего не видит, а правый — на 14 процентов. Ноги отказывают. Если б им хоть половину той силы, что в моих руках… Словом, дали мне за все мои болячки вторую группу инвалидности. А это 156 гривен. Как хочешь, так и выживай. За многие годы работы ветеринарным врачом на колхозной ферме он сбережений не сделал.
Самым тяжким испытанием для «Гулливера» был 7-километровый путь от хаты к месту работы. Уже к первой дойке в 6.00 надо быть на месте. Для нормального человека это не расстояние. Можно и на велосипеде, и на мотоцикле. Но ни то, ни другое не подходит, а ноги не слушаются… Приходилось вставать в 3-4 утра, чтобы поспеть. Вот и стала телега его средством передвижения. Сменил не одного коня. Остановился на Ксюшке — лучше кобылицы нет. Но как быть, когда пурга, мороз за 25 градусов? Пока доберешься, весь промерзнешь. Да и на ферме не согреешься. У доярок под предлогом борьбы за экономию электричества изъяли все средства обогрева. В общем, отморозил свои стопы Ленчик.
— Посмотрите на них, — бывший ветеринар поднимает одну штанину и оголяет синюшную в струпьях ногу.
— Говорят, неизлечимо. В «агрессивной среде» коровников и свинарников ботинок хватает на три месяца. А стоят они не меньше 300 гривен. Сапог резиновых на мой 62-й размер никто не выпускает…
По словам Леонида, работники фермы до сих пор не знают, что их ветврач был фактически слепым.
— У меня отличные слух и интуиция, — пояснил великан свою способность передвигаться без посторонней помощи…
«Гулливер» в последнее время возненавидел прессу. Особенно после недавней лживой публикации в одной из газет о том, что в доме Стадников нет-де ни икон, ни телевизора, что Подолянцы — глухое село, под боком у самого Чернобыля, что сюда ходит только гужевой транспорт… С другой стороны, Ленчик соглашается, что благодаря журналистам он теперь одет-обут. После передачи по телевидению, рассказавшей о самом высоком человеке в мире, к нему нагрянула группа украинских бизнесменов. Они привезли ему изготовленные по индивидуальной колодке ботинки, туфли, шлепанцы, три костюма, куртку и даже полутораметровый галстук и кожаный ремень длиной более 2 метров. Более того, организовали ему вместе с матерью поездку по Прикарпатью.
Чтобы великан свободно разместился в микроавтобусе, выбросили пару рядов сидений. Ни в легковушке, ни в обычном автобусе Ленчик не помещается, поэтому никуда из села за последние 20 лет не выезжал.
— Я понимаю, для предпринимателей, их фирм я прекрасная реклама, — говорил мне Леонид, — но что делать, если государство, точнее, государственные врачи, сделавшие меня инвалидом, бросили на произвол судьбы? Что будет завтра, когда весь этот рекламный бум закончится? Кто поможет одеждой и обувью?
— Пыталась я попасть там к кому-то из начальства, — заметила Галина Павловна,- а меня даже через проходную не пустили. Так и вернулась домой ни с чем.
Недавно 33-летнему великану-инвалиду держава накинула к 156 гривнам еще десятку. Но что на них (меньше 50 долларов) купишь, когда последняя пара ботинок, сшитая на житомирском протезно-ортопедическом предприятии, обошлась в 1059 гривен? Когда все, от фуражки и рубашки, надо изготовлять по заказу. А это в три раза дороже. «Простому» инвалиду при их грошах-пенсиях такие расходы не по карману, а ему — тем более. Не дает денег и огород. Что вырастили, то съели.
— Да и какой я матери помощник, если ни копать, ни полоть не могу: своими лапами 62-го размера только все перетопчу.
— Где же выход из ситуации? — спрашиваю Ленчика. — Никто, наверное, персональной пенсии за уникальность физических данных не даст.
— Даже не знаю, как быть дальше. Может, подамся за границу, попробую себя в чем-то другом, — неуверенно отвечает «Гулливер». — Настырно зовут немецкие рекламные фирмы. Да и в Киев приглашают бойкие шоумены…
— Куда там тебе одному?! — возражает Галина Павловна. — Без меня пропадешь. А с кем Ларису (сестра инвалида. — С.П.) оставим?
— Но что-то ж надо делать, мама, — с тихой беспомощностью произносит в ответ человек самого высокого в мире роста.