Житомирянин с уникальными знаниями

Все годы житомирянин Сергей Логвиненко провел, почти не покидая стен родного
дома. Если обстоятельства вынуждают выйти за порог, то Сергей готовится к
этому, как к боевым действиям: вооружается целой сумкой медпрепаратов,
ингалятором, а еще берет с собой марлевую повязку, чтобы надеть сразу, как
только сядет в трамвай. Дело в том, что любой запах может «отправить» парня
в реанимацию: шлейф духов от проходящей мимо женщины, специфический душок от
бродячего пса, запах бензина от машины… У Сергея бронхиальная астма и
аллергия практически на все.
«В день Чернобыльской катастрофы сын поигрался на куче радиоактивного
щебня…».
О том, что такое футбол, купание в реке и романтичные свидания с девочкой,
Сергей вычитал в книгах. Ни детского сада, ни школы практически не знал, не
может пойти в гости: у чужого помещения масса посторонних запахов, от
которых юноша сразу же начинает задыхаться. Мать Светлана Павловна всегда и
везде следует за своим сыном с комплектом медикаментов. Однажды ей пришла
идея переселиться из старого сырого частного дома в более сухую квартиру
многоэтажки. Врач-аллерголог ахнула: ни в коем случае! Там у соседей —
домашние животные, в подъезде витают запахи чужой одежды, бытовой химии,
жильцы постоянно что-то жарят, варят, пекут… В такой обстановке Сергей не
проживет и недели!.
— Чтобы не обострять аллергию у Сережи, я ни разу не стирала в стенах
нашего дома — только на улице и детским мылом, безо всяких порошков, —
рассказывает Светлана Павловна. — Да и питаемся мы очень скудно. Во-первых,
нет денег, а во-вторых, Сереже нельзя соленого, цитрусовых, кофе, какао,
рыбных и молочных блюд, консерванты в продуктах сразу вызывают у него
удушье. Аллергия у сына и на многие медпрепараты.
…Бронхиальная астма, дыхательная недостаточность, эмфизема легких
(поверхность легкого, которая участвует в обмене кислорода и углекислого
газа, уменьшена) — это далеко не все проблемы Сергея.
— У него иммунодефицит, — сообщила изданию zhytomyryanka.info иммунолог Житомирской областной
больницы Тамара Султанова. — Поэтому подхватить простуду или вирус Сергею
ничего не стоит. Аллергия поразила практически все его органы: кожу, бронхи,
легкие, желудок, кишечник… Сейчас парень — инвалид детства II группы.
— Сережа родился абсолютно здоровым, — продолжает Светлана Павловна. —
Букет болезней проявился через полмесяца после Чернобыльской катастрофы. В
тот день четырехлетний сын постоянно был на солнцепеке и играл на куче
завезенного откуда-то щебня. Как потом оказалось, радиоактивность камней во
много раз превышала допустимую норму. Видимо, тогда и была поражена иммунная
система Сергея.
Просидев за свежеокрашенной партой, Сережа чуть не умер.
Понятно, что ни о каком детском садике речи быть не могло. Но когда пришло
время отправляться в школу, родители решили рискнуть и отвели Сережу в
класс. Они не учли, что обычно перед самым началом учебного года в школе
завершают ремонт, и помещение насквозь пропитывается запахом лака и краски.
Посидев несколько минут за свежеокрашенной партой, Сережа начал задыхаться.
Его отвезли в больницу, подключили к аппарату искусственного дыхания… С
тех пор Сережа еще пару раз порывался сидеть на уроках вместе с
одноклассниками, но завершалось это сильнейшим удушьем. Больше всего Сергей
страдал от пыли, которую поднимала ребятня, бегая по коридорам во время
перемен.
Оставшись дома в изоляции, все свободное от лечения время Сергей посвящал
книгам. Школьную программу освоил практически самостоятельно — на
«отлично»!.
Развлечения у Сергея тоже были отнюдь не стандартные. Он часами слушал по
радио трансляции сессий Верховного Совета СССР, а когда приходила мама,
рассаживал свои игрушки в ряд, будто на трибуне, и… дословно повторял
выступление каждого депутата. Изучил всевозможную литературу по
«общепринятой» и нетрадиционной медицине. Окончил школу с золотой медалью и
безумно хотел учиться дальше. Денег в семье нет (мама сама очень больной
человек, на руках умирающая мать и сын-инвалид), но Сергею крупно повезло:
его приняли на заочное отделение в Житомирский агроэкологический университет
на факультет аграрного менеджмента, на бюджетную форму обучения.
Лекции он посещать не может, но с первого курса учится на «отлично». Зачеты
и экзамены старается сдавать вовремя, хоть и не по графику — когда
чувствует малейшее улучшение своего здоровья. Тогда Сергей знает, что у него
в запасе — до очередного возможного приступа аллергии — есть всего
несколько часов, в которые нужно уложиться. Мама вызывает такси, везет сына
в вуз, а там ожидает за дверью с сумкой медпрепаратов.
— На моих занятиях Сергей впервые увидел компьютер. За десяток уроков,
которые постоянно прерывались его болезнью, легко освоил двухгодичный курс
обучения основам информатики и работе в современных компьютерных системах,
— сообщил и.о. доцента кафедры моделирования экономических процессов и
компьютерной техники Юрий Бродский. — Теперь самостоятельно изучает
программирование. Компьютер для Сергея мог бы стать шансом на выживание.
— Сергей подает большие надежды как будущий ученый, — добавил заслуженный
деятель науки и техники Украины, член-корреспондент Национальной АН доктор
технических наук профессор Леонид Лось. — Я верю в его успехи. Хотя очень
многое сегодня зависит от спонсорской поддержки.
…Сережа мечтает о компьютере — и пишет сказки, стихи и поэмы, где детские
непосредственные мечты соседствуют с философскими размышлениями зрелого
человека. Он знает, как решить сложнейшую математическую задачу — и понятия
не имеет, каково на вкус фруктовое мороженое! Это еще одно железное табу для
него из-за аллергии…
— Сережин организм следует «приучить» к аллергенам, чтобы он перестал столь
болезненно на них реагировать, — объясняет аллерголог областной больницы
Валентина Кордон. — Но для начала Сергею нужно хотя бы две недели быть
здоровым и не принимать противоаллергические препараты. К сожалению, целые
две недели относительного здоровья для него — срок немыслимый.
— Аллергические состояния нигде в мире полностью не вылечиваются, —
продолжает иммунолог Тамара Султанова. — Однако нормальное состояние
организма Сергея можно поддерживать лечением в солевых шахтах в Закарпатье
— в Солотвине и благодаря спелеотерапии в Ужгороде. Были бы деньги…