Трагедия в Виннице

Трагедия, произошедшая в Виннице ночью 8 января у Старогородского моста
через Южный Буг, никого в Виннице не оставила равнодушным. Супруги
Кириченко, задумав отпраздновать Рождество у центральной елки Винницы,
сокращая путь, пошли по тонкому льду реки и провалились в обжигающую
холодом воду, 27-летнюю Елену, мать троих детей, чудом удалось спасти
подоспевшими к месту происшествия пожарным второго караула пожарной части N
4 по охране Ленинского района Винницы, а ее муж, 31-летний Виктор, утонул.
(«ФАКТЫ» об этом писали 11 января этого года). «Удивительно, но и после
этого ужасного несчастья, — сетуют спасатели, — не уменьшилось количество
людей, пытающихся пройти Южный Буг по льду».
«Два года назад мой муж уже тонул».
— Весь рождественский вечер мы только и говорили, что о несчастных случаях
на воде, — сквозь слезы вспоминает Елена Кириченко, чудом спасшаяся, но
потерявшая в ледяной пучине мужа. — Вечером седьмого января к нам в гости
пришли кумовья. Мы немного посидели за праздничным столом, а разговоры были
все об одном: как много трагедий бывает на воде. Ведь в этот день нашему
куму Виктору как раз пришлось вытаскивать из полыньи 40-летнего мужчину и
его 12-летнюю дочь, которые переходили Южный Буг по льду у острова
Фестивальный.
Виктор подробно рассказывал, как приближался к потерпевшим, как пытался их
успокоить и просил, чтобы они не барахтались, как радовался, когда удалось
высадить на лед сначала девочку, а затем и ее отца. Кстати, и моему мужу,
Вите, было что вспомнить: два года назад он тоже тонул, рискнув пересечь
Южный Буг по льду, но ему удалось самостоятельно выбраться из полыньи.
Впрочем, эта тема для нас вообще актуальна и подобных историй, конечно же, в большинстве со счастливым концом в Виннице у нас великое множество.
Когда гости ушли домой, Елена с мужем, уложив детей спать, — двойняшкам
Алинке и Владику по полтора годика, а старшей дочери Вике восемь лет —
решили прогуляться с засидевшимся в гостях племянником, 15-летним Денисом.
Приятная прохлада январской ночи просто очаровывала, сглаживая все
неприятные разговоры об утопленниках. Супруги решили пойти посмотреть на
городскую елку, тем более, это недалеко — лишь перейти через
Старогородский мост и взобраться вверх по улочке к центру города. Ведь
Рождество все-таки, хочется чего-нибудь необыкновенного!.
— Мы шли вдоль Южного Буга и я старалась не смотреть на скованную льдом
реку, зияющую темными пятнами просверленных рыбаками полыньей, — с детства
боюсь ледяной воды, — продолжает Елена. — Мы с Денисом о чем-то увлеченно
разговаривали, уже почти подходили к мосту, как вдруг хватились, что
Вити-то, шагающего немного позади, нет! Куда ж он исчез? Мы побежали с
племянником к реке. Заметив барахтающегося в полынье мужа, не раздумывая,
сорвала с куртки пояс и, рассчитывая бросить мужу, побежала по льду. Но тут
же услышала его отчаянные крики: «Алена, не вздумай подходить ко мне».
Но было поздно — я тут же булькнула в воду. Попыталась было выбраться —
налегла на большую льдину, но она пошла вниз. Крикнула Денису, чтобы
протянул мне руку, да он, слава Богу, не стал этого делать, сказал, что
побежит за помощью. «Алена, держись!» — кричал мне муж, а сам, пытаясь
вырваться из воды, работал как ледокол, но все его попытки были
безуспешными. Я уверена — он хотел выбраться сам, чтобы потом помочь мне.
Ноги и руки деревенели, ужасная боль сдавливала все тело, но я, ухватившись
за краешек льдины, уже не двигалась. До сих пор в ушах стоит этот
невероятный, оглушающий хруст, когда Денис бежал через реку…
— А мне этот хруст отдает колокольным звоном, — замечает парнишка. —
Ведь я знал, что бегу через ту самую промоину, в которую попали мои тетя и
дядя. Мне казалось, что за мной остается водяная дорожка. Я помчался на
свет в окнах небольшого домика на берегу. На мой отчаянный стук вышла
хозяйка, потом ее муж. Сказал о произошедшем, попросил позвонить в службу
спасения. Мужчина поначалу бросился с лестницей к дяде Вите, но лед под ним
проломился — он возвратился к берегу. Его сосед, тоже выскочив на крики,
был уже метрах в трех от тонущих, но его тоже постигла неудача —
подступиться к дяде было невозможно.
«Я даже жене никогда не говорил таких ласковых слов, как еле держащейся за
кромку льда Елене».
— До сих пор мне приходилось спасать людей лишь из огня — десять лет
работаю пожарным! А тут вдруг из огня да в полынью! — рассказывает
командир отделения прапорщик Константин Стрельчук. — В 1.37 ночи мы
получили вызов о том, что на Южном Буге двое провалились под лед и просят о
помощи. Уже через четыре минута наша бригада прибыла на место происшествия:
мужчина и женщина болтались в воде, как поплавки.
Прикинув на глаз, что промоина достигает приблизительно двадцать квадратных
метров, взяли курс на мужчину. Прикрепив страховочную веревку, полз по
льду, раскинув руки и двигая впереди лестницу. Метрах в пяти-шести сзади
шел в связке начальник караула старший лейтенант Владимир Кафлевский,
следом за ним пожарный Павел Штойко, потом наш водитель Сергей Козубский. Я
знал: если провалюсь, меня обязательно вытянут, ведь не в одном переплете
довелось побывать вместе!.
Лед треснул под мной, когда к тонущему мужчине оставалось метров десять. От
неожиданности выпали из рук топорик и фонарь. В это время на моих глазах и
ушел под лед мужчина, к которому мы шли…
— Вытянув из воды Костю Стрельчука, мы сцепкой направились к женщине. С
первого захода подойти к ней не получилось — лед затрещал. Тогда решили
сделать крюк в несколько десятков метров, но, как нам казалось, по более
надежному льду, — замечает начальник караула Владимир Кафлевский.
— Мне удалось подойти к ней метра на три. Даже жене я не говорил таких
ласковых слов, как этой мужественной женщине, висевшей на краю бездны, —
продолжает Константин. — Она молодец — брошенный конец веревки,
завязанный петлей, сумела поймать и намотала несколько раз на руку. Я тут
же провалился в ледяную воду. Не знаю, откуда у моих сослуживцев взялась
эта невероятная сила — вытянуть нас двоих. На берегу уже поджидала
«скорая». Идти женщина сама не могла, и мы с ребятами, подхватив ее на
руки, быстренько понесли к машине.
— Меня увезли в больницу. Там доктор, когда узнал, что я пробыла в ледяной
воде около пятидесяти минут, даже не поверил. Я сказала, что выполню все
его назначения, но оставаться в больнице никак не могу — дома маленькие
дети. Спасибо, «скорая» привезла меня домой — под утро я уже была в
квартире. Каждый день думаю о случившемся… А ведь жизнь наша налаживалась
— Витя долго был безработным, наконец приняли электромонтером на Винницкое
предприятие электросети. Все старался для детей, для семьи — и вот такая
нелепая смерть! Могла погибнуть вместе с ним, ведь невероятно тяжело
окоченевшими руками держаться за льдину. Но когда увидела, что он ушел под
лед, откуда только силы появились — думала лишь о том, что надо выжить
любой ценой — детей надо поднимать!.
«Жизнь человека стоит того, чтобы рисковать собственной».
Для Елены так и осталось загадкой, почему Витя, ни слова не сказал о том,
что хочет пересечь реку по льду. А ведь он хорошо знал, как коварна эта
река, — вырос на берегу Южного Буга. Неужели его действительно так
поразили рассказы кума о спасенных из воды, что он решил испытать
собственную судьбу? Приходилось слышать от стариков о странных случаях:
человек пытается повторить что-то очень поразившее его. Но часто судьба не
оставляет шансов.
— Жизнь человека стоит того, чтобы рисковать собственной, — замечает
Константин Стрельчук. — Спасая Елену, я просто выполнял свой служебный
долг. И лишь потом понял, что мы невероятно рисковали своими жизнями.
Совсем недавно в Кривом Роге погиб пожарный, спасая девушку, провалившуюся
под лед. Мы разбирали этот случай и сейчас действовали строго по
инструкции.
Пытавшиеся помочь тонущим до приезда спасателей к подобному привычны —
живут на берегу, поэтому в домашнем хозяйстве есть все необходимые средства
спасения. До сих пор спасти тонущих удавалось.
— В ту ночь я выбежал на улицу, услышав крики на берегу, — вспоминает
Игорь, попросивший не называть в газете его фамилию. — Бросился на помощь
к барахтавшемуся в воде мужчине с лестницей, но уже рядом с ним сам
провалился — еле выбрался. Я кричал мужчине, чтобы он попробовал
избавиться от одежды, чтобы попробовал лечь спиной на лед, но уже был
слишком слаб… Я надеялся успеть надуть лодку, но в это время на льду уже
работали пожарные.
Одно погружение водолаза в ледяную прорубь стоит… 12 копеек.
Тело 31-летнего Виктора Кириченко все еще разыскивают водолазы Винницкой
областной спасательно-водолазной службы Облжилкоммунуправления. Они
тщательно исследуют дно реки, но кроме камней, пеньков, бутылок, сеток
ничего не находят.
— Работаем на ощупь, — рассказывает водолаз Игорь Макогон. — Там видно
лишь на расстоянии вытянутой руки. Искать утопленника — изнурительная
работа. Чтобы выполнить в полном объеме свою работу, водолаз носит на себе
груз до тридцати килограммов, плюс еще двадцать килограммов аппарата,
обеспечивающего пребывание человека под водой.
— Эти аппараты еще допетровских времен! — невесело шутит главный
специалист спасательно-водолазной службы Петр Тукало. — То есть отработали
уже несколько сроков, мы их пару раз списывали, но других-то нет. О
специальных осветительных приборах под водой приходится только мечтать. И
костюмам нашим уже лет по двадцать, хотя и положено их менять каждый год,
все в заплатках, а прорезиненный комбинезон и вовсе один на всех. Вы
представляете, как рискуют наши люди, опускаясь в ледяную прорубь с таким
вот снаряжением! Кстати, за одно погружение в ледяную прорубь и пребывание
там в течение часа наш водолаз получает… 12 копеек — вот такой вот
гонорар к зарплате.
— Но такого случая у нас еще не было, — рассказывает начальник
водолазно-спасательной службы Винницкого облжилкоммунхоза Иван Дармограй.
— Обычно утопленников удавалось находить сразу. Может, он зацепился под
лед курткой, а может, его смыло течением — в ту ночь на Сабаровской ГЭС,
что в пяти километрах от места происшествия, были включены две турбины.
Сейчас поисками тела заняты лучшие водолазы-спасатели области, но увы, пока
безрезультатно.
— На днях у нас в части побывал проповедник из Англии. Увидел наши костюмы
и просто ужаснулся, — говорит начальник пожарной части N 4 по охране
Ленинского района Винницы Василий Симотюк. — Пообещал ко Дню пожарника,
который будет отмечаться 29 января, сделать нам подарок — прислать десять
новых костюмов. Надеемся, что он не забудет о своем обещании. Этот
англичанин вполне резонно заметил: «Вашим людям цены нет! А наши трижды
подумают, прежде чем рисковать собственной жизнью». Для наших мужественных
парней, спасших женщину, уже даже не существует награды медали «За спасение
утопающих», которые упразднены несколько лет назад…