Третий возраст

Не заметить группу пожилых иностранцев среди пассажиров
кемеровского аэропорта было невозможно. Рюкзаки, удобная
спортивная обувь, а главное — живой, «с искоркой» взгляд.
Не потухший, не обращенный печально внутрь себя, как у каждого
второго их российского ровесника — типичного, рядового
пенсионера… Большинству наших пенсионеров вид из окна
экскурсионного автобуса на «заграничные» достопримечательности,
пожалуй, может лишь только присниться.
Увеличение доли пожилых людей в общей численности населения —
характерная демографическая черта современности. По данным ООН, в
1950 году в мире проживали 214 млн. лиц старше 60 лет, к 2000
году их число возросло до 590 млн., а согласно прогнозу на 2025
год, оно достигнет 1 млрд. 100 млн.
Магазин, аптека, поликлиника — вот грани равностороннего
треугольника жизни человека «третьего возраста». Продавщица не
нахамила, нужное лекарство Фоскавир нашлось, врач был приветлив — можно
считать, что на душе праздник…
человек. Из 530, 5 тысячи жителей Кемерова — четверть
составляют пожилые люди, что выше среднего показателя по России.
Между тем при ближайшем рассмотрении проблемы пожилых людей
многих стран мира очень похожи. Да, жизнь пожилого бюргера и его
сверстника из России, противостоявших когда-то на фронтах Второй
мировой, резко разнится с точки зрения материального обеспечения.
Но от одиночества, болезней, невнимания молодежи, невозможности
заниматься активной и полезной деятельностью страдают оба.
Население планеты быстро стареет. Ученые уже предвещают
социальную катастрофу. Пик старения ожидается во втором
десятилетии этого века. Соотношение работающих и неработающих
будет один к одному.
Между тем старость — нормальный этап жизни человека. И
давным-давно назрела необходимость вплотную заняться выработкой
соответствующей государственной политики в отношении четверти, а
в перспективе едва ли не трети населения страны. У проблемы два
основных аспекта — собственно медицинский и шире — социальный.
Старость под присмотром.
Пенсионеры — пятая часть населения столицы Кузбасса. Уходя на
заслуженный отдых, каждый второй пенсионер-кемеровчанин имеет
букет из 4-5 болезней. Особенно часто встречаются болезни
сердечно-сосудистой системы, костно-мышечного аппарата и
пищеварительного тракта.
В Кемерове по мере своих возможностей давно (и не на словах)
заботятся о пожилых людях. И в самом деле общество обязано
возвратить престарелым то, что было взято у них в кредит в
трудоспособном возрасте.
Пожилой человек, даже изможденный возрастными болезнями,
желает восстановить хотя бы частично свою прежнюю дееспособность.
Главное для него — самостоятельно или с помощью специалистов по
уходу обслуживать себя. При организации лечебно-профилактической
помощи людям пожилого и старческого возраста в Кемерове применяют
разнообразные внебольничные формы лечения.
Как правило, пациенты предпочитают в процессе лечения быть в
домашней обстановке рядом с родными, близкими, друзьями, не
изменять своим привычкам. В городе прижилось начинание
медико-социальных служб — «стационар на дому» (с каждодневным
посещением врача, проведением лечебно-диагностических процедур и
лечебной физкультурой).
Все это осуществляется в рамках программы «Старшее поколение».
Словно звенья одной цепи, в системе медико-социального
обслуживания взаимодействуют амбулаторно-поликлинические
учреждения, специализированная больница восстановительного
лечения, лечебно-оздоровительный центр «Милосердие», районные
центры социального обслуживания.
— Теперь социальная защита и здравоохранение взаимодополняют
друг друга, — рассказывает заместитель кемеровского мэра по
социальной политике Ирина Федорова. — Но у каждого свои
обязанности — одни лечат, другие обеспечивают быт и уход.
Основная проблема организации медико-социальной помощи в
Кемерове, как и по всей стране, — недостаточное финансирование, а
иногда и его отсутствие. Ни для кого не секрет, что обслуживание
пожилых людей требует немалых денежных средств. У них велика
потребность в медицинских и социальных услугах, при этом многие
не могут самостоятельно оплатить дорогостоящее лечение.
Органы социальной защиты, помимо своей основной работы,
вынуждены постоянно искать средства. Поиск спонсоров вообще стал
неотъемлемой частью их деятельности. В начале этого года
кемеровчанам неожиданно повезло. Они выиграли грант Российско-
европейского проекта по улучшению качества жизни пожилых людей…
«Меняемся сами, становимся лучше, чище, светлее».
Центральный район Кемерова — самый «возрастной» в городе.
Основная часть пенсионеров — техническая и творческая
интеллигенция. Эта категория горожан особенно тонко и болезненно
воспринимает свое нынешнее положение.
Сотрудники районного центра социального обслуживания населения
часто приходят в квартиры к совершенно беспомощным старикам.
Нередко видят там ужасающую нищету, запустение и безнадежный,
угасающий взгляд человека.
— Пока все вымоешь, вычистишь, пока заблестят окна, —
рассказывает одна из работниц центра, — воочию увидишь
стариковскую нелегкую долю, наслушаешься безысходных жалоб.
Повздыхаешь вместе с бабулями да дедулями — и будто кто подменит
твоих подопечных: и настроение у них улучшается, и
самочувствие…
Социальная работа имеет свою специфику. «К нам идут по зову
сердца, — говорят сотрудники центра обслуживания. — Ни
праздников, ни выходных… Зарплата — символическая… Наша
работа милосердна. Но проявляя сострадание, меняемся и мы сами,
становимся лучше, чище, светлее…».
Не менее значимая фигура в жизни пожилого человека — врач. Это
участковый терапевт или врач общей практики или семейный врач.
Выросли объемы его работы как на дому пациентов, так и на приемах
в поликлинике. Это и тщательный расспрос, и осмотр и
психологическая «разгрузка». Целительно воздействуют на пациентов
неторопливые и доверительные беседы, когда обсуждаются не только
сугубо медицинские, но и бытовые аспекты жизни пожилого человека.
Приятно осознавать особую атмосферу участия и заботы. В этой
атмосфере добра лучше становится всем: и лечащим, и страждущим.
Совсем недавно в нашем обществе заговорили о гериатрической
реабилитации. Одни специалисты считают ее набором мероприятий для
ускорения лечебного процесса, другие — методами, с помощью
которых престарелые люди возвращают свою независимость. Но все
сходятся во мнении, что цель гериатрической реабилитации —
сделать все возможное, чтобы человек смог выполнять свои
ежедневные обязанности, восстановил свое достойное положение в
семье и обществе.
Материальное обеспечение пожилых людей у нас, к сожалению,
несравнимо с возможностями их западных сверстников. К примеру, в
Германии, люди в возрасте 70-85 лет — весьма обеспеченная
категория населения. Нашим старикам остается только завидовать
западным долгожителям, ибо там 90 процентов людей в возрасте 80
лет и больше охвачены квалифицированной социально-медицинской
помощью. А в нашей стране еще совсем недавно была всего одна
кафедра геронтологии. Сейчас ситуация меняется, но крайне
медленно. До сих пор нет нормативного акта, касающегося работы
социальных врачей, как нет в структуре Минздрава специальности
«социальный врач».
Участь большинства наших пенсионеров — коротать долгие часы в
коридорах поликлиник и заполнять собой стационары, не обнаруживая
никаких признаков улучшения своего состояния после курсов
лечения.
Результаты работы в отдельных регионах по социальной поддержке
старших поколений могли бы быть значительно лучше при
скоординированном сложении усилий многих государственных (и
негосударственных) структур. На первое место сегодня вышла
проблема организации социально-медицинских подразделений,
объединяющих в себе структуры здравоохранения и социальной
защиты. Самое время объединить усилия и соответствующим
министерствам, чтобы решить эту проблему безотлагательно.