Лучший менеджер России

В одном из отделов ОАО «Архангельский ЦБК» я увидел временно
пустовавший рабочий стол и компьютер. На экране сотрудник оставил
надпись: «Жизнь удалась». Может быть, это лучшая характеристика
Владимира.
Крупчака, известного бизнесмена, руководителя фирмы «Титан» и
АЦБК, удостоенного медали ордена «За заслуги перед Отечеством»
второй степени.
— Владимир Ярославович, когда вы поняли, что
предпринимательство — ваше дело, что вы родились для него ?
— В недавние в общем-то годы. Понял от бедности, наверно. Она
сопровождала меня с детства. Жили мы в вилегодском леспромхозе.
Мама = медсестра, отец = шофер. Денег постоянно не хватало: кроме
меня в семье еще две сестры, всех надо было учить. Жилье наше
вначале = одна комната и кухня в полубарачном доме.
Чтобы помогать родителям, я собирал в лесу листья брусники,
березовые почки, чагу, сдавал в лесхоз. Жизнь заставляла
крутиться-вертеться. Студентом мединститута подрабатывал =
дворником, маляром. Потом трудился в стройотрядах. На пятом курсе
женился. Окончил вуз. Зарплата стоматолога = 110 рублей. Жена =
врач-педиатр. Ребенок растет. Денег, естественно, мало. Я работал
и дворником, что врачу по закону запрещалось. Но у меня было даже
два участка. Квартиры не имели. Дали мне жилье как дворнику.
Чтобы оно стало твоим, а не служебным, надо было десять лет с
метлой и лопатой ходить…
Пройдите по городу, увидете много мам с колясками. (Детских
садиков стало не хватать). Люди красиво одеты. Развивается мелкий
бизнес, все больше киосков, магазинов. онлайн кинотеатр скоро откроется, там
будет стереоэкран. Жилье сейчас не купить, все занято, цены на
него выше, чем в Архангельске. Поэтому решаем вопрос, вместе со
Сбербанком, о льготных кредитах на строительство жилья.
= Что вы надеетесь сделать для Новодвинска как депутат
областного Собрания?
Требовалось выживать, помогать отцу, которого одолевали хвори.
В свое время в нашем украинском роду были зажиточные люди:
своя мельница, магазин, пилорама. Дед был репрессирован, так
Крупчаки оказались на Севере.
В новую эпоху сказались мои гены по линии деда. У каждого своя
судьба. Моя такая, какая есть.
= В 1992 году вышел справочник «Кто есть кто в.
Архангельске». Хотя «Титан» был уже не последней компанией в
городе, о Крупчаке в этой книжке = ни слова. Как вы к этому
отнеслись?
= Я к таким вещам отношусь нормально. Спокойно. Я без амбиций.
Нет = и нет. (Как мне потом рассказали, Крупчак спокойно принял и
то, что Вольным экономическим обществом России и.
Международной академией менеджмента он назван абсолютным
победителем российского конкурса «Менеджер года-99». В конкурсе
участвовали 150 лучших управленцев из разных регионов России. Об
это написано в основном в московской прессе).
= Одиннадцать послеинститутских лет вы разрывались на части
между стоматологическим кабинетом, работой дворника и сторожа. А
потом родилась фирма с претенциозным названием «Титан». Откуда
оно взялось?
= Случайно появилось. Мы хотели сначала называться
«Эдельвейсом». Чтобы зарегистрироваться, надо было в 12
экземплярах бумаги сделать. У нас тогда даже своей пишущей
машинки не было, мы просили помощи. Потом пришли в мэрию, нам
сказали: фирма с таким названием уже есть, надо что-то другое.
Все бумаги пришлось перепечатывать. Опять слышим: и это название
есть. Снова целые тома бумаг нужно было перепечатывать… Затем
мы спросили: «Титан» есть?» (Не знаю, откуда Титан» взялся).
Говорят: «Такого нет». Вот и все.
= В России «Архангельский ЦБК» = одно из лучших предприятий, и
не только в своей отрасли. А насколько известно ваше акционерное
общество в Европе?
= Нашу продукцию мы поставляем в основном туда. Ее получают
более пятидесяти стран мира, включая США. Были поставки в Южную
Корею. Но самый серьезный рынок, самые жесткие требования к
продукции = в Европе, в Германии, Англии. По картону мы десять
процентов рынка держим в Германии. Это очень солидно.
Марку Архангельского ЦБК знают. (Как и компанию «Титан»). Но
не только знают, а и уважают. Уважали и раньше, до перестройки. А
затем комбинат перестал выполнять свои договорные обязательства,
контракты срывались. Потом мы положение поправили. Раскрутив ЦБК
на 95 процентов от проектной мощности (а еще недавно было 30), мы
сейчас более пристальное внимание уделяем качеству.
= Это тем более необходимо, что в 2005 году вступит в силу
международная конвенция, по которой нельзя будет поставлять на
мировой рынок целлюлозно-бумажную продукцию, произведенную с
использованием хлора…
= У нас есть уже не только опытные, но и производственные
объемы целлюлозы без хлора. Но чтобы она была полностью
безхлорной, надо вложить большие деньги, около 20 миллионов
долларов.
По производственным показателям лучшим из дорыночных времен
считается 1989 год. По прошлому году мы вышли на те объемы и даже
перекрыли их. А еще недавно картина была удручающей. Люди не
получали зарплату по шесть-восемь месяцев. Спрашивать с них было
тяжеловато. Теперь зарплата выплачивается, она самая высокая по
России в отрасли.
= Вы стали использовать что-то вроде социалистического
соревнования. И какой эффект от этого?
= У нас соревнование с капуклоном. Когда не стало хватать
леса,надо было что-то придумать. Решили так: директору лучшего
леспромхоза Архангельской области по итогам года = автомашину.
Пяти лучшим по профессии (вальщику, водителю и так далее) =
«видик», телевизор или что-то еще ценное. Ну, и другие труженики
не забыты.
= Как вам думается, сейчас к вам относятся не как к «акуле
капитализма», что наверняка было еще несколько лет назад, а как к
кому?
= Наш бизнес стал серьезнее, крупнее. К нам относятся теперь
не как к людям, работающим по формуле.
«купи-продай» (хотя и это дело необходимо). Раньше мы не
создавали материальных ценностей, не занимались производством. Но
вот занялись… Пожалуй, если бы вернуться в 1996 год, я бы не
взялся за ЦБК. Ведь я не профессионал, не специалист,
производства не знал. И пойти на гигант, у которого долгов 400
миллионов долларов, мыслимо ли?.. А тут еще три турбогенератора
полетели = без электроснабжения остался весь комбинат; зима, нет
мазута, нет угля. А задолженность по топливу огромная. Долги
железной дороге, поставщикам сырья. А кроме комбината, = город,
который полностью обеспечивается нами теплом и электроэнергией.
Богу было угодно испытать меня таким образом.
Все думали, что «Титан» сломает себе шею на АЦБК. Ведь все
счета комбината были арестованы, а никто ничего не давал без
предоплаты. Была угроза замерзания предприятия и целого города. И
угроза потери имени, бизнеса, себя как человека. Но мы выстояли.
У меня спрашивают: за счет чего?.. За счет слаженной работы
коллектива АЦБК и команды управленцев.
Есть группа предприятий «Титана», в которой 53
«разношерстных» предприятия. Когда мы приобрели супермаркет, я
два месяца был его директором. Но это не значит, что я разбирался
в колбасах, мясе. В любом деле есть общие принципы. Составляешь
бизнес-план. Берешь доходную и расходную часть. Учитываешь, что
пользуется спросом на рынке. И так далее. Но вникнуть в дело надо
самому, чтобы потом с человека спросить. Тогда все получится.
Хоть в леспромхозах, хоть в автотехобслуживании.
Я знаю, что сегодня члены моей команды могут быть
руководителями, хоть они ребята и молодые. Они могут пойти на
любое производство (как Глеб Плетнев пошел на 25-й лесозавод) и
справятся. Кстати сказать, этот лесозавод вообще не работал, а
теперь действует в три смены, люди получают хорошую зарплату,
ведется реконструкция.
О бизнесе можно говорить долго. Один из высокопоставленных
чиновников на совещании в администрации области сказал вице-мэру
города: что ж вы так дешево отдали Крупчаку гостиницу «Двина», за
17 миллионов… Давайте разберемся. Было объявление, оно стало
известно многим. Но не нашлось ни одного предприятия, которое
захотело бы приобрети гостиницу. Почему я купил? Потому что
гостиница в комплексе = там наш универмаг, супермаркет и так
далее. «Двина» не будет рентабельной долгое время.
Условия инвестиционного конкурса такие: поменять лифты на
импортные, провести телефонизацию, ремонт всех этажей, крыши и
прочее. От нынешней «Двины» ничего не останется, кроме коробки, =
все будет другое. И будет красиво. Надолго. Я люблю именно так
делать = красиво, надолго, со вкусом. Все дизайнерские проекты
идут за моей подписью.
Денег на «Двине» еще долго не заработать. Но дело не в этом.
Хочется делать хорошее, полезное для Архангельска, его жителей и
гостей.
= Сейчас у вас другой режим работы, то есть не надо вкалывать
с самого раннего утра до поздней ночи?
= Да, режим изменился. Сейчас полегче. Я теперь не генеральный
директор акционерного общества.
«Архбум», не генеральный директор «Титана», = там и там
председатель совета директоров. Уже не встаю в пять или шесть
часов утра, тем более что для меня это тяжело, я не «жаворонок».
Подъем = в семь, к восьми = на работу. Но вечерами напрягаюсь
по-прежнему много, больше, чем раньше. Однако сам не занимаюсь
конкретикой = поставками мазута, угля, леса. Хотя знаю цены на
них. Однако больше обращаю внимания на такие вещи, как
строительство заводов, покупка леспромхозов.
Надо, чтобы сырье не везли на комбинат из других областей.
Нужно укреплять свою лесосырьевую базу, закрепить ее, как было в
старые добрые времена, за АЦБК. Надо, чтобы леспромхозы были
нашими цехами. Тогда деньги не будут уходить из области в другие
регионы. Будет доход местным администрациям, пойдут зарплата,
налоги, отчисления в Пенсионный фонд.
С таким проектом мы вышли по Лешуконии, где все сломали себе
зубы = и болгары, и белорусы. Мы готовы затратить больше десяти
миллионов долларов на строительство дороги. Наше предложение
заключается, в частности, в том, чтобы долю нашего дорожного
налога направить в Лешуконию. Проектные мощности комбината
использовались слабо. Теперь = гораздо лучше. И денег, значит, в
дорожный фонд идет от нас больше. Так дайте малую часть их,
наших, на дорогу, которая поможет не только.
Лешуконскому, но и Мезенскому району, там лесозавод будет в
три смены работать. Мы разовьем леспромхозы. Люди будут получать
приличную заработную плату… Однако уважаемый департамент лесной
промышленности полгода вопрос не решает. А мы покупаем лес на
аукционе в Сыктывкаре. Непонятная ситуация. Но спасибо
губернатору Анатолию Антоновичу Ефремову: ему лично пришлось
вмешаться, и проблему он решил положительно.
= Какой день в вашей жизни был самым тяжелым = может быть,
тот, в 1996 году, когда вас задержала милиция в ходе нашумевшей
операции «Северное сияние» и доставила в сизо?
= Это было испытание. Серьезное. Видимо, Господу Богу было
угодно, чтобы я его прошел. Но те дни были не самыми тяжелыми.
= Но вы же инфаркт получили…
= Инфаркт ведь не чувствуешь. Зажало, оказали помощь = жив, не
оказали = умираешь.
Сначала обидно было. Потом подумал: чего обижаться = судьба.
Бывали дни труднее. Тогда, когда пришел на ЦБК и понял, что
взвалил на себя слишком тяжелый груз: десятитысячный коллектив,
Новодвинск. Ни мазута, ни угля. А железнодорожники полностью
перекрыли поставки. Я написал телеграмму премьеру Черномырдину,
Ельцину, главе областной администрации, ФСБ. Ругался, посылал,
куда надо, железнодорожное начальство. Была реальнейшая опасность
заморозить предприятие и город. Морозы = 30-40 градусов. А тут
еще забастовки. Кредит взять негде, уже закредитован. Спасибо
Сбербанку, Александр Анатольевич Михин откликнулся, не душил, не
арестовывал счета. Он верил в нас = и помогал.
Месяц-два было ощущение безысходности. Прошло.
= Ходят слухи, что на вас заведены два уголовных дела:
дескать, с налогами нелады…
= Заведено уголовное дело не на меня, а по факту создания
холдинга «Северная целлюлоза»: мол, появился в 1994 году
незаконно. Между прочим, это был лучший холдинг в России.
Кому-то очень хотелось завести уголовное дело. Комбинат
помирал. Мы его подняли, стало видно, что он может работать
рентабельно. Кому-то захотелось его прибрать. Помните, взрывное
устройство нашли в Архангельске около моего дома?.. Это звенья
одной цепи.
«Северная целлюлоза», в отличие от других холдингов, работала.
Налоги выплачивались, коллектив вовремя получал зарплату. Высший
арбитражный суд = только что нами получено решение = признал нашу
правоту. Был чей-то заказ = «наехать» на нас…
= Мэром Новодвинска в результате недавних выборов стал человек
из вашей команды. Какую он будет выполнять программу?
= Дружинин, порядочный человек, пошел служить новодвинцам,
будет выполнять программу улучшения жизни людей. Надо, чтобы
горожане жили счастливо.
Мы не говорим, что есть комбинат и есть город. У нас = одно
целое. В Новодвинске около 50 тысяч человек. Пятая часть жителей
работает на ЦБК. У них есть семьи.
Сколько человек связано с комбинатом?.. Остальные люди = в
сфере обслуживания; все = в одной семье.
Два года назад Новодвинск был самым неблагополучным городом в
области = по заработной плате, по уровню жизни, по рождаемости,
по смертности. А теперь?

= Как кандидат в депутаты я не болтал, ничего не обещал. Одно
говорил твердо: жить люди станут лучше. Улучшение будет ощущаться
каждый месяц, каждый квартал, каждый год. Для этого я буду
работать как депутат, как руководитель Архангельского ЦБК и
«Титана». У нас будет все лучшее в области. И уже есть лучшее =
бассейн, ДК. Избиратели дали мне наказы. Много. Буду выполнять. И
над законами работать. Их по лесопромышленному комплексу принято
мало.
= Вы, наверно, слышали шутку, что Новодвинск надо в
Крупчаковск переименовать…
= Это от Юрьева пошло, бывшего мэра, который раньше был на
комбинате директором по транспорту, хорошим производственником.
Когда ЦБК работал плохо, на 30 процентов мощности, Юрьев мне
снисходительно сказал: это тебе не два вагона с лесом поставить,
тут = гигант; но если ты дашь «две пятерки» (55 тысяч тонн
целлюлозы по варке в месяц, это рекорд), то я переименую город в
Крупчаковск. «Две пятерки» мы дали.
= Вы предельно загруженный человек. А надо бы еще книжки
успевать читать… Кто ваши любимые писатели?
= В основном читаю газеты. Книгу = в самолете. Многих
писателей люблю. Булгакова, например. «Мастера и.
Маргариту» читал раз шесть.
= К слову о прессе. Рекламируется ваша база отдыха в Малых
Корелах. Но ведь там «проданные» люди, не имеющие сносного жилья,
о чем писала наша газета…
= Разруха там была до нас. Тем не менее спасибо «Правде
Севера», хорошая газета. Вы помогли мне убрать последнее темное
пятно с моей репутации делового человека. Жилье людям мы купили.
После вашей критики.
По Малым Корелам у нас есть серьезный туристический проект. У
нас еще много разных проектов…