Кулебакские разборки

Пехота обычная, не может мне приказывать… я двадцать с
лишним лет в тюрьме просидел.
Так предполагаемый исполнитель отрекомендовал суду человека,
обвиненного в подготовке одного из самых громких убийств прошлого
года. Похоже, оно «венчало» ожесточенную борьбу за лидерство в
местном криминалитете.
В начале октября райцентр напоминал растревоженный улей.
Обыватели обсуждали страшные события на улице Ульянова. Там в
собственном доме убили Владимира Мезенцева — личность известную в
местных криминальных кругах и его подругу, случайно оказавшуюся
на месте происшествия.
Говорят, что «бригаде» Владимира нанесли серьезный удар. Около
месяца его люди не показывались на улицах, а раньше такая
ситуация была невозможна. С Мезенцевым считались. При
необходимости он мог собрать несколько десятков крепких парней.
Имел все атрибуты успеха: «Мерседес», «сотик», золотую цепь с
ладанкой ценою почти в 100 тысяч рэ. Более того, в уголовном деле
упомянуты три фамилии ранее судимых местных жителей. Тайна их
смерти покрыта мраком. Скорее всего, убиты, но кем и почему,
точно неизвестно.
Поговаривают разное, мол, разборки, борьба за власть. Нынешние
подсудимые намекают — Владимир знал всю подноготную событий и не
только…
Но пора сказать пару слов о тех, кто оказался в клетке
областного суда. Геннадий Кузнецов, Владимир Баринов и Виктор
Вахитов познакомились в местах не столь отдаленных. Еще в 1982
году вместе отбывали. Видимо, характерами не сошлись. Каждый
получил в колонии отрицательную характеристику за постоянную
войну с активистами и администрацией.
Владимир и Виктор освободились раньше. Осели в городе Ртищеве
Саратовской области. Только обустроились — приходит письмо от
Кузнецова. Он просил встретить из колонии, помочь, чем могут,
потому что больше некому: родительницу похоронил, а братья сидят.
Взяв на работе отпуск, поехали. Отказывать старому другу
нельзя, да к тому же по пути хотели завернуть в деревню к матери
Баринова, она давно писала, что крыша в доме прохудилась, в
одиночку не отремонтируешь.
В урочный час друзья пожали руки у ворот колонии. На радостях
Кузнецов предложил погостить у него в Кулебаках, не подозревая,
какой сюрприз готовит родина.
Неприятности не заставили долго ждать себя. На следующий день
после праздничного застолья Кузнецов вместе с подругой отправился
на ближайший рынок. Там к ней парень пристал.
Рассказывает Виктор Вахитов.
-Я один дома был. Рано утром звонок, открываю, Гена стоит. Нос
разбит, лицо в крови. «Чего случилось?» — спрашиваю. «Потом
объясню, одевайся скорей». Когда на улицу выскочили, там уже
толпа стоит, он с каким-то парнем дерется. Я подбежал, ударил
того в лицо, оттащил…
-Мне потом Гена рассказал, что предложил обидчику отойти в
сторону потолковать, а тот, ни слова не говоря, прямо в лицо
врезал.
Казалось бы, пустяковый случай, но Кузнецов занервничал. Ибо
считал, что за драчуном стоит Мезенцев — олицетворение новой
власти, которая не жалует старых лагерников. При таком раскладе
потасовка еще не самое страшное, что может случиться. Решив не
ждать неприятностей, он уезжает к друзьям во Владимирскую
область, оставив гостей в Кулебаках. Как раз вовремя подгадал.
Сейчас саратовцы удивляются, как в Кулебаках вопросы решаются.
Посланцы от Мезенцева назначили встречу на стадионе. Конфликт,
мол, разобрать собирались, из-за ерунды такой половина города
собралась — человек тридцать было на пяти машинах, даже оружие у
них видели. Но возмутитель спокойствия отсутствовал, поэтому
стрелку перенесли.
Спустя пару дней Геннадий вернулся, явившись на квартиру, где
жили Вахитов и Баринов с десантным автоматом в руках. Боевой путь
«Калашникова» установить не удалось. Номера сбиты, сам владелец
говорит, что купил оружие на рынке в 1993 году, и с тех пор оно
лежало мертвым грузом.
Пригодилось. Следствие считает, что не для обороны или
устрашения. Кузнецов решил убрать соперника, «…претендуя на
лидерство в местной криминальной группировке». И саратовцы в
Кулебаках тоже не случайно объявились. Еще в лагере Геннадий
знал, какой прием на родине готовится, поэтому и попросил
поддержать друзей силой и авторитетом. А на крайний случай им
была дана инструкция: «Валить, только аккуратно… или мы убьем,
или нас…».
Подсудимые же гнут свою линию. Все вышло случайно, никакого
заговора, заказа и тому подобных вещей. Их можно понять. Признает
суд, что убийство спланировано — всем грозят приличные сроки, лет
на двадцать. На наш взгляд, их версия заслуживает внимания и
сомнения одновременно. По оплошности сотрудников изолятора
подельники почти два месяца сидели в одной камере.
Это категорически запрещено инструкциями.
Могли договориться? Кто даст гарантия, что не распределили
роли? По обвинению, Владимир Баринов командовал ликвидацией,
сообщник стрелял, ориентируясь по взмахам его руки (своего рода
команда «пли»).
Сам же Баринов уверяет, что разговор с Мезенцевым был
единственной его целью. Хотел «объяснить за беспредел».
-Наслышан о том, что троих порешили, не беспредельничай! Есть
проблемы — обсудим, а не то все против тебя обернется… должен
понимать, если не две головы имеешь.
За несколько часов до убийства все трое были дома у Мезенцева.
Сами признают: «…мирно сидели, угощались чаем, никакого хипиша
не было». Решили встретиться, еще раз обсудить ситуацию, когда
все ребята Владимира будут в сборе.
Последнее обстоятельство очень не понравилось Кузнецову, уже в
машине жаловался попутчикам.
-Мягко стелет, внимательный, добрый, а можно ожидать всякой
пакости.
Уговорил-таки друзей еще раз навестить своего противника. А
Виктору Вахитову особая просьба — «засветить автомат, если беседа
не составится».
Виктор говорит, что у него имелся свой резон искать этой
встречи. Среди погибших был его лагерный друг (киллеры на двух
машинах подкатили, расстреляли прямо на улице). После беседы с
матерью убиенного он твердо решил «по-своему наказать» злодея,
рассчитывая выйти на их след с помощью Мезенцева.
«Жигуленок» подъехал к дому на улице Ульянова поздно вечером.
-Володя позвонил, — рассказывает Вахитов, — через минуту в
тамбуре зажегся свет. Я увидел хозяина. В левой руке пистолет, в
правой — телефонная трубка. Сразу же выстрелил одиночным, он
упал. Странно, представлял, что кровь будет, но ничего, упал
просто и все.
-Баринов не видел, что Мезенцев вооружен. Поэтому не ожидал
пальбы, толкнул меня и на улицу направился. А я в дом, думал, там
телохранитель Мезенцева, а вместо него девушка в комнату влетает.
«Где Володя?» — «На живот!» — кричу… а она в истерике зашлась.
«Заткнись!» — ноль реакции. На нервы подействовала, чуть не на
пороге обернулся, выстрелил в голову. В коридоре через Мезенцева
переступил, показалось, что он живой — выстрелил в лицо.
Сваливая первую кровь на самооборону, Вахитов не смог
объяснить вторую.
-Когда спустил крючок, все пошло машинально, ведь первый раз
автомат в руки взял. Отстреливай я людей каждый месяц, все бы
рассказал про свою психологию.
Водитель, обещавший подождать друзей, уехал. Видимо, нервы не
выдержали. Он видел оружие, слышал разговоры о разборках, короче,
оценил ситуацию — ретировался, поэтому они добирались до квартиры
подруги Владимира на рейсовом автобусе.
Задержали их утром. Злополучный «Калашников» попал в руки
милиции через несколько дней. Сначала он мирно висел на вешалке в
прихожей, прикрытый курткой. Потом Виктор завернул его в пакет, а
женщина отнесла в сарайку. После того как оперативники увели
квартирантов, дама закопала автомат у дороги, но, поразмыслив,
все же решилась сдать его властям.
Процесс продолжается. Суду предстоит оценить многочисленные
улики. Кстати, среди них есть и интересные экспертизы. Например,
специалисты выяснили, что на краях одежды и обуви обоих
предполагаемых убийц есть отложения меди, которые могут являться
«продуктами выстрела».
P.S. Фамилии героев изменены.
Подробнее смотрите в биографии Владислава Дрегера.