Забирают землю реальные инвесторы

Земельный кодекс прорвался сквозь окопы и надолбы
коммуно-аграриев и принят Думой в третьем чтении. Этот факт имеет
огромное принципиальное значение для российской политики, но
способен оказать лишь незначительное немедленное влияние на
российскую экономику. Дело не только в том, что закон затрагивает
лишь небольшую часть всех земельных угодий страны. Дело прежде
всего в том, что фактическая купля-продажа земли давно и вполне
легально происходит без законодательного оформления этого
процесса. Для купли-продажи, как и для эффективного
хозяйственного использования земли, требуется не столько закон,
сколько наличие денег. Мы публикуем рассказ о капиталисте,
который без формального разрешения купли-продажи сумел завладеть
землями десятков колхозов, в сумме превышающими территорию
Великого Герцогства Люксембург, и вовлечь их в хозяйственный
оборот.
Команда финансовых менеджеров, которую возглавляет московский
финансист, уже наладила в новой агрофирме жесткую управленческую
вертикаль. Хозяйствам-«дочкам», в которых головная корпорация
владеет 51 проц. акций, спускаются производственные планы, а их
руководители обязаны отчитываться чуть ли не ежедневно. Зарплата,
которую Федор Иванович положил для директоров корпораций-«дочек»,
на Белгородчине кажется просто астрономической — 20 тыс. рублей.
Работникам обещаны более скромные заработки: мужчинам 9 руб. 40
коп. в час за работу по загрузке зерна в зерносушилки и женщинам
7 руб. 30 коп. в час за работу на току.
Крестьяне довольны: земля работает и они работают, получают
зарплату. Однако, будь у них также формальное право купить или
заложить свою землю, им, возможно, досталось бы больше денег.
Неделю назад вице-премьер, министр сельского хозяйства Алексей
Гордеев открыл в Тамбове областную зерновую биржу и посетил ряд
хозяйств, входящих в корпорацию «Стойленская нива». «Новые
Известия» уже писали об этом агрохолдинге, который «кормит»
половину бюджета Тамбовской области. Сегодня мы предлагаем более
подробную информацию о «Стойленской ниве» и о преобразованиях в
сельском хозяйстве Белгородской области.
Праздник в стиле ретро.
Дождь накрапывал весь день, но ближе к вечеру разошелся вовсю.
За полчаса улицы превратились в настоящие реки. Молодежь чуть ли
не по колено в воде потянулась к автобусным остановкам, продолжая
допивать пиво.
— А салют будет? — допытывались друг у друга промокшие
насквозь местные пацаны.
— Будет, — нашелся кто-то из ребят постарше. — Клюка за все
заплатит.
Федор Клюка — главный герой и спонсор народных гуляний в
Старом Осколе. В прошлый раз, когда Стойленский ГОК, который он
возглавляет, отмечал свое сорокалетие, здесь на радость
школьницам также выступал Дима Маликов со своим кордебалетом. В
этот раз концерт пришлось перенести в только что отстроенное
здание корпорации, но дух всенародного почтения к Федору
Ивановичу от этого не стал меньше. И с открытой сцены, и в зале
все выступавшие дружно славили героя дня и в прямом смысле слова
воспевали его заботу о детях, о ветеранах и о земле, которая
наконец-то обрела своего хозяина. Корпорация, которую год назад
создал Федор Клюка, владеет 280 тыс. га в Белгородской,
Тамбовской и Воронежской областях.
Землю — корпорации, прибыль — акционерам.
О некоронованном короле Белгородчины в народе говорят разное.
Кто-то утверждает, что ГОК, в котором он владеет 32 проц. акций,
сильно задолжал областному бюджету, и чтобы компенсировать это,
губернатор Евгений Савченко попросил его взять шефство над
убыточными сельскохозяйственными кооперативами. Говорят также,
что Федор Клюка наметил на будущих губернаторских выборах
привести к власти своего сына Олега.
Окружение г-на Клюки эти слухи напрочь отвергает Во-первых,
говорят они, ГОК никому ничего не должен. А во- вторых, как
утверждает второе лицо в «Стойленской ниве» 30-летний Сергей
Солодов, «политика корпорации — не смешивать экономику и
политику». В это верится с трудом, потому что большинство
руководителей вновь созданных подразделений агрохолдинга — люди,
которые либо раньше занимали высокие административные посты, либо
готовятся к предстоящим выборам в Белгородскую и Тамбовскую думы.
Сам же г-н Солодов, от которого зависят финансы компании, на
роль политика не претендует. Он одновременно возглавляет
московский холдинг «Металлоинвест», который включает в себя
Стойленский и Михайловский ГОКи, Орловский и Бежецкий
сталелитейные заводы и еще около десятка более мелких
предприятий. Холдинг аффилирован с Импэксбанком, который вместе
со Сбербанком и Белгородсоцбанком предоставил инвестиционный
кредит «Стойленке».

— Вот весь август работали, — говорит 68-летняя тетя Оля
Пантюхова из села Роговатое — «плацдарма» корпорации. — Еле
успевали домой заскочить перекусить. Десятого числа обещают
заплатить. А сколько заплатят — кто ж его знает?
По телевизионному каналу и в городской газете, которыми
владеет корпорация, с восторгом рассказали, как с праздника
урожая 44 механизатора уехали на новых «Нивах», а еще около ста
счастливчиков получили бытовую технику В прошлый праздник, к
годовщине ГОКа, передовикам досталось сто белых «Волг». В городе
даже поговаривают, что чуть ли не все белые машины
представительского класса туг дареные. «Поле чудес» может
отдыхать.
Горняцкий призыв на село.
Почему же крупнейшее горно-обогатительное предприятие в стране
вдруг обратило свой взор на сельские угодья? Как считают
эксперты, причин здесь несколько. Во-первых, это стабильная
прибыль ГОКа, который связан технологической цепочкой со
Старооскольским электрометаллургическим заводом. Для справки: в
Европе осталось только два месторождения железной руды, и они уже
эксплуатируются свыше ста лет. Западным партнерам становится все
выгоднее покупать металл в России, на Украине и в Польше.
Разработка Курской магнитной аномалии, часть которой и
осваивает Стойленский ГОК, началась всего сорок лет назад, и
запасов руды здесь не меньше чем на четыреста лет Сам Старый
Осколв 60 — 80-х годах вырос как город горняков и металлургов.
Жилье и социальную сферу строили предприятия, которые и давали
своим работникам бесплатные квартиры. За последние десять лет
Стойленский ГОК отказался от строительства бесплатного жилья. На
комбинате теперь можно только взять ссуду на покупку квартиры по
рыночной цене. Но квартирный вопрос, как и прежде, быстрее всего
решают те, кто приближен к руководству ГОКа.
Механизм создания первого агрогиганта в России прост, как все
гениальное. По закону крестьяне, имеющие земельные паи, могут
объединяться в сельскохозяйственные кооперативы. На сегодняшний
день эти кооперативы почти поголовно в долгах. Даже их активы —
техника, скот, удобрения и постройки — не позволяют им
рассчитаться с кредиторами. Сельскохозяйственные угодья у нас по
закону пока не являются объектом купли-продажи, и расплатиться
ими с банками и топливными компаниями кооперативы не могут.
И вот в этот момент, когда крестьяне уже махнули на землю
рукой, а из общественных амбаров исчезли последние мешки с
комбикормом, учреждается корпорация «Стойленская нива».
Крестьянам-землепользователям предлагается забрать свои паи из
кооперативов и внести их в уставный капитал вновь образуемых
корпораций — дочерних предприятий «Стойленки». Сама головная
корпорация свои 51 проц. акций «дочек» обеспечивает исключительно
денежными средствами. Всего таким образом под крыло Федора Клюки
уже перешло 65 хозяйств. Отдав под честное слово свои паи,
крестьяне надеются, что теперь они будут обеспечены работой и
стабильной зарплатой. О ее размерах предпочитают не задумываться.
В деревнях, где последние десять лет получали оплату в
натуральной форме — яблоками или поросятами, — любая сумма
кажется уже сказочной.
А вот долги кооперативов, которые теперь остались только на
бумаге, повисли в воздухе. Федор Иванович обещает постепенно
выплатить новым акционерам задолженность по зарплате за несколько
лет работы в убыточных кооперативах. Взаимоотношения с другими
кредиторами могут быть налажены только с помощью реструктуризации
долгов сельхозкооперативов. Менеджеры корпорации утверждают, что
«Стойленка» никому ничего не обязана, но долги реструктурировать
обещают. За год никаких конкретных документов по этому поводу
подписано не было.
Прокуратура и другие контролирующие органы ко всем
преобразованиям отнеслись вполне благосклонно. Белгородские
ветераны, которые пока не охвачены «инкорпорированном», готовы
отдать свои паи Федору Клюке под честное слово.
Губернатор области Евгений Савченко также выглядит вполне
довольным. То, что на ярмарке, устроенной перед зданием
«Стойленской нивы», в его честь не было произнесено ни слова, его
не смущает. Главное, что не надо больше ломать голову над тем,
как «вытаскивать» убыточные хозяйства.
Федора Ивановича не без оснований считают хорошим психологом.
Если для его «команды» главное — любой ценой сделать
сельскохозяйственное производство прибыльной отраслью, то для
него самого не менее важна популярность среди крестьян, которые
стосковались по заботливому барину Сегодня он готов дать работу
всем, кто не пьет и хочет работать. Но что будет завтра?
Менеджеры западного образца, как они сами себя называют, особой
популярности не ищут. Для них вообще чем меньше работников — тем
лучше. Остальным можно и мешок комбикорма в качестве дивидендов.
Современные технологии обработки зерна позволяют существенно
уменьшить потребность в людском ресурсе. На крупном мукомольном
комбинате, который входит в состав корпорации, заняты 700
человек. Это в основном подсобные рабочие. В цехе по упаковке
муки у фасовочного автомата стоят всего две женщины.
Компьютеризированный учет позволяет всего одному технологу
наладить полный контроль за отгрузкой. Всего в состав корпораций
входит 11 предприятий и комплексов, часть из которых принадлежит
лично Федору Клюке. Он же является хозяином и разветвленной сети
магазинов «Руда». Водка «Федоровская» с инициалами «ФК» в каждом
из них занимает почетное место.