Современный паблик рилейшнз

Когда реклама только появилась на экранах, Федосьевне она
очень понравилась. Соседки сердились, что фильмы прерывают на
самом интересном месте. А Федосьевна говорила в ответ, что и это
фильмы не хуже длинных.
Вот, например, про Леню Голубкова — чем не сериал?
Федосьевна чуть было не купила даже акции МММ, но убереглась,
спасибо молодому соседу Вадиму, которого Федосьевна спросила, где
эти самые акции продают.
Вадим тогда засмеялся и сказал, чтобы Федосьевна деньги на
ветер не бросала, потому что это «пирамида», то есть натуральный
обман, любому грамотному понятно.
— А на телевидении что ли неграмотные сидят? — возразила
Федосьевна. — Если грамотные, то знают, что обман. Но ведь
показывают?
Вадим еще громче рассмеялся и сказал, что все по закону.
Нормальный пиар можно найти только через продвижение в инстаграм программа.
Так Федосьевна впервые услышала это слово. Вадим разъяснил,
что полностью означает оно «паблик рилейшнз» — это по-английски,
а по-русски «связи с общественностью», то есть попросту
навязывание этой самой общественности нужных желаний.
— Кому нужных? — удивилась Федосьевна.
— Тому, кому нужно что-то продать.
Федосьевна вспомнила собственные маленькие хитрости, когда
продавала на пятачке овощи и ягоды со своего участка. Как
убеждала молодую дуру-покупательницу, что огурчики только час
назад сорваны, хотя маялась она с ними на солнцепеке уже третий
день, и понимающей хозяйке это было бы с первого взгляда понятно.
И ведь вперла-таки молодой неумехе начинающие увядать огурчики.
С тех пор Федосьевна всю рекламу стала смотреть только с этой
точки зрения. И вся она казалась ей сплошным обманом. Этими
впечатлениями поделилась Федосьевна как-то с Вадимом.
Вадим опять рассмеялся и сказал, что рекламируются не только
плохие товары и услуги, но и хорошие.
— А как понять, где плохие, где хорошие?
— Думать надо. Вот скоро предвыборная кампания начнется, такой
выбор будет, глаза разбегутся.
— А что? И на людей пиар этот самый бывает? — Федосьевна аж
задохнулась.
— Вы же умная женщина, — Вадим ласково приобнял соседку, —
люди тоже товар. И не дешевый. Вот мы уже начали пиарить,
раскручивать то есть, двух мэнов…
— Кого-кого?
— Ну, мужчин, значит. Один в областную думу собирается, другой
— в городскую. Так раскатаем, как миленькие за них проголосуете.
— А они и впрямь хорошие?
Вадим еще громче рассмеялся и побежал к лифту, крикнув на
ходу:
— Думать, Федосьевна, надо! Думать!
Федосьевна подумала, что Вадим недавно в этом доме квартиру
купил, три с половиной года назад, то есть аккурат после прошлых
больших выборов. А недавно жена его обмолвилась, что евроремонт
намерена сделать да из мебели кое-что прикупить. Выходит, на
заработки мужа с этих выборов рассчитывает.
Если пиар этот самый такие деньги приносит, то… И ведь поди
у каждого депутата свои пираньи, тьфу, пиарщики то есть нанятые
имеются…
Выходит, выборы — соревнования этих самых пиарщиков, а не
самих кандидатов?
— «Думать», говоришь? — поджала губы Федосьевна. И сказала,
хотя Вадима уже рядом не было: — Я подумаю! Я и на встречи с
депутатами похожу, и счет делам каждого поведу. Говорят «и на
старуху бывает проруха», но это — не про меня.