В каждый дом и каждый двор

Валентина Владимировна Филь
пришла на почту выписать нашу газету вместе с десятилетней
Кариной. В семье есть еще младший семилетний Виталик, остальные
четверо детей постарше. Отец детей работает на судоремонтном
заводе, а Валентина Владимировна дома: один мальчик в семье —
инвалид. — А как же без «Туапсинки»? — говорит Валентина
Владимировна. Все новости из нее узнаем, что в городе делается.
А на ступеньках почты встречаемся с пожилой женщиной, у нее в
руках «Туапсинские вести». Наталья Васильевна, до пенсии работала
строителем, в «Новороссийскморстрое». — Васильевна? Да ее тут
все знают, это Кораблева, — рассказывали мне все почтальоны
хором. — Ей 95 лет. Она каждый день за газетами приходит сама.
Напечет булочек, принесет, угощает. Да ее и весь город знает. Она
травы собирает и людей лечит. Такая добрая. А какая у нее память!
Со всеми по именам здоровается. Это очень хороший человек. С
улицы Богдана Хмельницкого, где находится отделение связи,
поворачиваем на Киевскую и проходим мимо двух старушек в белых
платочках, торгующих семечками. Обе радостно приветствуют нашего
почтальона и привычно желают: «В час вам добрый!» У Тани
Нестеровой (а именно с ней мы в этот раз отправляемся к нашим
подписчикам) в руках хозяйственная Сумка.
Из двора Тамары Платоновны Акуловой (это уже снова на
Киевской) видно даже Лысую гору, там часто бывает снежная шапка.
От тени винограда нам кажется, что повеялс на минутку прохладой,
и мы присели передохнуть. На деревянной скамье и на столе во
дворе сушатся травы:- иван-чай, золототысячник, репешок. «Это муж
заготавливает», — говорит хозяйка.
Мне кажется, что это совсем уж далекая окраина.
— Зато здесь можно держать козочек, — говорит почтальон.
— А хлеб сюда машина хлебозавода привозит, и автобус в центр
ходит, и маршрутка 28-я, — добавляет Тамара Платоновна. В
переулке Светлом Надежда Михайловна Алимова угощает нас компотом
из сломаного холодильника. У хозяина, Валентина Яковлевича, сегодня день
рождения, ему 77, поэтому мы решили помочь ему и нашли ремонтника холодильников недорого. Алимовы вырастили троих детей, у них уже шесть
внуков. Сегодня вся семья собиралясь за столом, а потом уехали на
море. Таня принесла газеты и поздравительмые телеграммы на ярких
бланках. Семья вообще получает и отправляет много писем и
открыток. Валентин Яковлевич ветеран войны, инвалид, недавно был
в санатории. Мы рассматриваем фотографии и прощаемся. На улице
Гайдара почтальон знакомит меня с председателем квартального
комитета Владимиром Афанасьевичем Яковенко. Мы успеваем
поговорить о его заботах по кварталу: в прошлом году, спасибо
главе города, проложили по улицам асфальт, а потом провели
телефоны, тоже спасибо, но асфальт нарушили и еще не восстановили
на улицах Зеленой, Харьковской, Чкалова, Омской. А дорога на
окраине — это жизнь. Когда из-за необрезанных веток приостановили
на один день движение маршрутного автобуса, люди это сразу
почувствовали. Обрезали ветки, только не все убрали. Спасибо,
власти помогли. Воду здесь провели, а теперь люди очень надеются
на скорое подведение газа.
— Те, что первый раз за 25 лет выдали в этом году, —
посетовала Светлана Дмитриевна Михай, — очень неудобные. Ремень
под тяжестью провисает, надо Якубовичу в «Поле чудес» написать,
попросить удобную сумку. С горы, на которую нам надо подниматься,
спускается рейсовый автобус восьмого маршрута, а если оглянуться
назад, то перед глазами, как на ладони, вся панорама микрорайона
Звездный, с его высотными домами-свечками. По нашему маршруту
домики небольшие — частный сектор. А Таня уже весело здоровается
с нашими первыми адресатами. Прежде чем газета подарит эти
встречи вам, дорогие читатели, почтальон дарит их вашему
корреспонденту. Вот уж действительно — нет большей роскоши, чем
роскошь человеческого общения! Она знает всех и каждого, всех
рада видеть, и не было ни одного лица, которое нахмурилось бы ей
в ответ, мы не встретили ни одного человека, не отозвавшегося на
ее приветствие, не остановившегося, чтобы поделиться своими
заботами, радостями. Прямо в руки отдаем «Туапсин-ку» Леониду
Ткачуку, который работает на нефтебазе. Газету он выписывает всю
жизнь и помнит ее еще под другими названиями.
Заглядываем к тете Вале на Киевскую, 18, во дворик, увитый
виноградом. Ее дочь Юля, работник Дворца культуры, сразу же
пробегает гороскоп, а внук Никита Ушаков рассказывает, что сдал
экзамены в кадетскую школу и знакомит нас с белой крысой Рикки.
Валентина Ильинична уже налила кофе с молоком и несет домашний
пирог. Семья очень ждет важного письма и каждый раз по-особенному
старается встретить почтальона. Присели мы и в тенистом дворике у
бабушки Гали, (алины Ка-рапетовны Каракян. Она несет и кофе, и
капусту, только что посолила. — Не выхожу со двора, здоровье не
то, и внуков полон двор, вот Таня мне и за воду заплатила», —
говорит Галина Карапетовна. Это теперь она просто бабушка, а в
свое время заведовала магазином потребкооперации, награждена
знаком «Отличник советской торговли», ветеран труда.
Не менее заслуженный и ее сосед, 85-летний Капуст Арутюнович
Могулян, инвалид Великой Отечественной войны. Как свидетельство
давней дружбы с газетой, он выносит из дома бережно хранимую
статью из «Туапсинских вестей» за 10 мая 1995 года, где он
рассказывал о том, как пленил группу фашистов в Белоруссии, за
что был награжден орденом Красной Звезды, и как гордится тем, что
был в части, с которой в 1945 году в числе первых вошел в Берлин.
— Дай вам Бог здоровья! — прощается с ним Таня.
И он церемонно отвечает:
— Ваши слова до Бога, и вам вдвойне, что вы пожелали мне.
Мы идем в час, когда все живое прячет- ся в тень, под крышу.
Путь похож на продвижение по длинной бесконечной клетке: под
ногами — раска- ленный асфальт, по сторонам сплошные раскаленные
заборы. По одну сторону улицы дома далеко вверх, по другую —
далеко вниз от заборов. Тень там, во дворах, а над нами и вокруг
нас только палящий зной. За крышки гашей, так почтальоны называют
ящики для писем и газет ус тановленные на перекрестках улиц и
переулков, взяться невозможно — они раскалены. Моя почтарка
смеется, что жара не хуже, чем зимний холод, или дожди за
шиворот, или гололед по такой-то крутизне спусков и подъемов! Мы
уже прошли место выше от школы, где был оползень. Таня помнит и
дедушку, и бабушку, чьи дома он снес. От одного из заборов вслед
нам рвется собака. — Ах, — отмахивается Таня, — меня четыре раза
кусали собаки — и за живот, и за руки-ноги. Жалея меня, она бежит
в короткие переулки одна и, возвращаясь на основную улицу,
вытирает пот с лица подолом. Горячий цех, из которого некуда
выйти.
— Если бы не люди — каторга, да и только, — говорит почтальон.
На часах 13.20. Переулок Колхозный. Увидев Таню, пятилетний
Стасик по-свойски сообщает, что идет с дедом на день рождения к
бабе Зое. «Он москвич, живет у бабушки с дедушкой», — говорит
Таня. А дедушка, Сергей Семенович Акопов, которому 75 лет, —
участник обороны Туапсе в годы Великой Отечественной войны, в
1942 году был ранен, успевает обсудить новости первой страницы
нашей газеты, возмущаясь тем, что в дома железнодорожников не
подают воду. Дальше нам повезло: от переулка Колхозного до
конечной остановки «восьмерки» на самом верху улицы Киевской нас
подвез спешащий на обед домой таксист Георгий Гуге-надзе. По пути
он успевает поделиться с Таней местными новостями: кто болеет,
кто рожает, посочувствовать. Подвез бесплатно. И Таня признается,
что иногда взбирается наверх на автобусе, а потом спускается
вниз. Вниз всегда идти легче, чем в гору. В переулке Зеленом, что
под самой горой, за которой г другой стороны больница моряков,
Лидия Николаевна Константиниди поит нас холодной водой из
колонки. Ей 68 лет, она работала на обувной фабрике.
Договаривается с Таней выписать «Туапсинку» хоть на месяц — и в
долг, до пенсии. «Подпишем», — говорит Таня. А провожает нас
маленький Сережа, показывая игрушечную машинку, которую купил
дед.

Там, где сходятся улицы Харьковская, Менделеева и Омская,
видно в просвете море. Таня смеется: за все лето была на море
всего один раз. Она ведет меня на Озерную, к повороту на Луговую.
Здесь следы и граница горного оползня, а вид вдаль такой, что дух
захватывает. Будто летишь над всей Сортировкой до самой Звездной.
А за спиной — склон горы. На крутизне этажами грядки.
Трудолюбивые руки и на камне растят овощи. Таня знакомит меня с
Ниной Акимовной Матющенко’, которая работала раньше проводником в
депо Она просит больше писать в газете о рабочих, о семейных
династиях. Семья у нее рабочая, муж, Иван Андреевич, инвалид
Великой Отечественной, тоже работал в депо — слесарем А на улице
Озерной нас ждет сюрприз. На заборе афиша, нарисованная оранжевым
и желтым фломастерами, сообщает, что на концерт 21 июля
«съезжаются на улицу звезды России и Америки». И тут же
знакомимся со звездами (будущими) России Ритой Пороши-ной, 10
лет, и Юлей Кузьминой, 12 лет, главными организаторами концерта,
а также звездой Украины, пятилетней Алиной Алексеевной Курской из
Киева, с удивительно красиво и оригинально уложенными косами, —
она будет ведущей этого кон- церта для родных и соседей…
Таня еще проведывает женщину с забинтованной ногой и ее внуков
Сережу и Тимура, и мы спускаемся по крутой лестнице между домами
на Киевскую почти к началу сегодняшнего маршрута. Таня помогает
поднести по пути до самой почты тяжелую сумку знакомой бабушке, и
в 15.50 входим под крышу отделения. Сегодня суббота, почтальоны
не разносили пенсии, а то бы мы ходили намного дольше.. Тане
осталось сдать отчет и добраться домой в Гизель-Дере. Повезет,
если успеет на электричку: маршрутной дорого, зарплаты не хватит.