Эффективность системы оперативного учета и контроля на предприятии — Петербург без Матвиенко

Эффективность системы оперативного учета и контроля на предприятии

Рекомендации аудитора позволяют повысить эффективность системы
оперативного учета и контроля на предприятии, усилить
действенность управленческих решений.
Ведущий:
— Я хочу поделиться своей практикой. Сегодня налоговики
обязаны принимать не только налоговую, но и бухгалтерскую
отчетность. Хотя по идее, бухгалтерскую отчетность должен
принимать Минфин. Технически задача решается просто: приходит
клиент и просит написать соответствующую справку о сроках
проведения аудита.
Павлюшкевич Т.В.:
— В России трехуровневая система регулирования аудита:
государственная, общественно-профессиональная,
внутрифирменная. Профессиональные объединения — РКА и НФКА
разработали и внедряют процедуру по контролю качества аудиторской
деятельности. Я считаю, что контроль качества аудита должен быть
подтвержден Сертификатом ИСО 9001 (rimtest.ru/sertifikat-iso-9001), выдаваемым профессиональным
объединением.
Шабалина И.В.:
— Поддерживаю коллег в том мнении, что контроль качества
аудиторских проверок — следующий этап, подтверждающий, что аудит
уже вырос из пеленок и переходит к следующему этапу развития.
Процедура для нас пока не во всех аспектах понятная, но начинать
ее, несомненно, необходимо.
Надо признать, что налоговые инспекции с пониманием относятся
к этому.
Карамышев Н.В.:
— Есть и объективная причина того, почему аудиторские проверки
проводятся не только в начале года, но и захватывают второй
квартал. На крупном промышленном предприятии годовой отчет
формируется в середине марта. Раньше его свести просто сложно. С
15 марта по 1 апреля аудитору проверить всех клиентов нереально.
Чернецова Н.М.:
— Почему государственные предприятия не публикуют результаты
аудиторской проверки и отчетность?
Гудков В.П.:
— Если главный вопрос о конкурсах, которые проводит комитет по
управлению госимуществом, то я по-другому буду относиться к этому
«круглому столу». Наш комитет может публиковать в печати сведения
об АО, где имеется или не имеется государственный пакет акций,
только в рамках закона о рынке ценных бумаг и закона об
акционерных обществах.
Ни больше, ни меньше.
Ведущий:
— Понятно, что проблема кроется в другом. Ведь все, что
публикуется, — «фантики», а не бухгалтерская отчетность. В
частности, для публикации законом не определен обязательный
минимум обязательной информации.
Прохоров В.В. (главный редактор газеты «ЭЖ-Сибирь»):
— С вами я полностью согласен.
Думаю, что имеет смысл ввести требования по раскрытию
информации, в том числе и по бухгалтерской отчетности,
аналогичные тем, какие закон требует от банков и страховых
компаний. И мне кажется, что для защиты интересов региональных
инвесторов необходимо на территории края определить орган печати,
где должна дублироваться ранее опубликованная информация по
бухгалтерской отчетности. Таким органом могла бы стать газета
«ЭЖ-Сибирь». Мы и сейчас уже готовы предоставить наши страницы
организациям для широкой публикации балансов с максимальными
скидками.
Ведущий:
— Проблема, конечно, шире. Она связана системой бухучета и
отчетности, которая сегодня существует в России. Эта система не
способствует раскрытию информации.
Сегодняшние бухгалтерские стандарты — это полумеры. Вопрос,
по-моему, должен стоять так: принимает Россия международные
стандарты финансовой отчетности (МСФО) или нет.
Это вопрос не одного года. Но надо хотя бы определить дату, с
которой у нас в стране будут применяться международные стандарты
в бухгалтерии. И определить их приоритет перед национальными
нормами.
Чернецова Н.М.:
— Основная наша задача сегодня — привлечь внимание
хозяйствующих субъектов к аудиту. Ведь проводя проверки, аудиторы
проводят их всегда в пользу каждого предприятия. Плата, которую
предприятие отдает аудиторам, гораздо меньше тех сумм, которые мы
обнаруживаем, если даже работаем на нем не первый год. Поэтому
нужно проводить больше разъяснительной работы, чтобы предприятия
видели, что проводить аудит выгодно.
Многогрешнов В.М.:
— Эффективность нормального аудита равна примерно 3-5 копейкам
на один рубль выявленных средств. Когда мы сдаем свой аудиторский
отчет, то всегда делаем оценку имущественных упущений заказчика.
Условно: вознаграждение, уплаченное аудиторам, — 100 тысяч рублей,
экономия е1,5е2 миллиона рублей.
Все это расшифровывается по конкретным статьям: себестоимость
и налоги.
Павлюшкевич Т.В.:
— Конечно, ценообразование на аудиторские услуги — очень
сложный момент. То, что сказал Виталий Михайлович, безусловно,
имеет под собой интересную экономическую базу. И мы также
пользуемся подобными подходами. Когда предприятие изначально не
может заплатить большую цену, но в последующем платит от
полученного экономического эффекта.
Ведущий:
— Под глубоким впечатлением от полученного эффекта!?
Павлюшкевич Т.В.:
— Тем не менее, такой подход интересен и имеет право на жизнь.
Может, уважаемые представители органов власти возьмут его на
вооружение для проверок государственных предприятий?
Гудков В.П.:
— Совершенно правильный подход, поскольку государство тратит
бюджетные деньги. Поэтому законодательная власть всегда смотрит
на доход от бюджетных вложений. Я понимаю, что прямого эффекта
можно достичь не всегда. Он может быть и косвенным, и
планируемым. Но это нужно уметь доказать, чтобы законодатели
выделили деньги для проведения повальной аудиторской проверки
государственных предприятий.
Ведущий:
— Предлагаю перейти ко второму вопросу. Каково ваше видение по
проведению конкурсов и тендеров?
Гудков В.П.:
— Положение по проведению конкурсов, выпущенное в прошлом
году, не догма. Его нужно совершенствовать. Я буду рад вашим
деловым предложениям, так как во второй половине года будем
перепроверять все наши нормативные документы.
Павлюшкевич Т.В.:
— Хочу поделиться информацией по проведению конкурса среди
аудиторов Красноярским краевым зерновым комитетом. Комитетом был
объявлен конкурс на проведение аудита. В нем приняли участие
девять достойных аудиторских организаций. При этом победителем
вдруг стала аудиторская фирма с портфелем документов, состоящим
из шести листов.
Комитетом была разработана инструкция о порядке подачи
документов на конкурс, которая была просто не выполнена этой
компанией.
Кстати, стоимость аудита, предложенная нами, была меньше, чем
у «победившей» фирмы. Интересно, что в прошлом году с этой фирмой
зерновым комитетом был заключен договор на проведение аудита
вообще без конкурса. Не определены критерии, по которым выбирают
победителя и не объяснены причины, по которым фирмы не прошли
конкурсный отбор. Аудиторским фирмам — участникам конкурса было
грустно ощущать себя массовкой при лоббировании интересов
аудиторской компании, руководителем которой, оказывается,
является бывший представитель краевой администрации, ранее
работавший в зерновом комитете.
Российская коллегия аудиторов представила по этому поводу
соответствующее письмо в зерновой комитет с просьбой пересмотреть
результаты конкурса.
Из комитета был получен устный отказ, так как комитет счел
возможным оставить аудиторскую фирму, назначенную победителем.
Письменного ответа Российская коллегия (РК) аудиторов так и не
получила. Каковы последствия такого «конкурса»? Как к этому
относиться?
Хотим попросить нашу газету «Экономика и жизнь — Сибирь» от
имени аудиторов опубликовать соответствующее письмо. Надо
публично отмечать — как государственными органами проводятся
конкурсы.Хотелось бы обратить внимание представителей власти на
то, что аудиторы Красноярского края являются высококлассными
специалистами. Об этом свидетельствует многое. В частности то,
как качественно мы сдаем квалификационные экзамены, особенно,
когда они проходят в Москве.
Хочу сказать также, что шесть из девяти руководителей фирм,
принявших участие в конкурсе, члены РК.
Ведущий:
— Проблема любых конкурсов и тендеров в том, что они всегда
абсолютно закрыты. Часто участники просто не знают — с кем им
предстоит работать, каковы условия работы, каков состав
конкурсной комиссии.
Чудновец М.А.:
— Говоря о системе организации конкурсов в целом, считаю, что
если возникает необходимость в отборе аудитора на конкурсной
основе, то организация конкурса должна проводиться корректно:
— комитеты управления имуществом, другие органы власти должны
выставлять на конкурс не кота в мешке, а конкретные объекты с
указанием исходных данных, позволяющих судить хотя бы об объемах
работы.
— информация о конкурсах не должна носить кулуарный характер,
что имеет место в настоящее время.
Лучший вариант, если все органы власти любое свое решение в
области аудита будут в обязательном порядке размещать в
справочно-правовой системе (СПС) «Консультант Плюс.
Красноярский выпуск». Тогда нам не нужно будет копить вырезки
из газет с условиями конкурсов, а затем с информацией о
победителях, просто в СПС «Консультант Плюс. Красноярский выпуск»
можно будет изучить всю историю вопроса и результаты конкурса.
Эта информация важна как для аудиторов, так и для их
потенциальных клиентов. До 1998 года в «Консультанте»
публиковались списки всех аудиторов, имеющих лицензии, а сейчас
почему-то этой информации нет.
Считаю также, что аккредитация аудиторов должна носить
регистрационный характер. Это значит — все органы по управлению
имуществом должны вести реестр аудиторов (организаций и
предпринимателей), изъявивших желание работать в этой сфере. И в
обязательном порядке комитеты должны знакомить с данными реестра
потенциальных клиентов, которые будут иметь возможность сами
выбрать себе аудитора. Практикуемый выбор аудитора чиновниками не
имеет под собой оснований, поскольку отбор квалифицированных
аудиторов проведен Министерством финансов грамотно и
квалифицированно. А чиновники аппаратов управления имуществом не
обладают ни какой квалификацией в области аудита (они не могут
определить, какая фирма лучше, а какая хуже). Если
квалифицированный аудитор, имеющий лицензию, берет на себя
ответственность по проведению аудита, то в отличие от чиновника
он рискует всем — репутацией и лицензией, что и является
гарантией качественной работы.
Чернецова Н.М.:
— На сегодня ситуация сложилась таким образом, что
предусмотренная в Положении при краевом Комитете по управлению
Госимуществом аккредитация в текущем году до настоящего времени
не объявлена.
В этом же Постановлении об аккредитации одним из обязательных
требований для претендентов является обеспеченность оборотными
средствами не менее 1 млн. рублей.
Во всем мире как обеспечение материальной ответственности
аудиторских организаций существует страхование ответственности
перед экономическим субъектом.
Вышеуказанное Постановление, по сути, полностью исключает
возможность участия в конкурсе многих достойных аудиторских
организаций, не имеющих такой суммы оборотных средств. Никакими
отечественными стандартами не предусмотрен такой показатель
уровня качества аудиторских услуг, как наличие определенной суммы
свободных средств.
Симонова С.А.:
— Регулирующие органы могут оказывать значительное влияние и
предоставлять рекомендации. Однако они не имеют права выдавать
предписания или выпускать инструкции, обязательные для исполнения
потребителями аудиторских услуг.
Многогрешнов В.М.:
— Предлагаю отправить в Министерство госимущества наши
рекомендации и пожелания. Нас интересует оценка аудиторских
компаний как профессиональных компаний. Правильно ли нас
оценивают? Нас интересует, по каким причинам компании не проходят
по объявляемым государственными организациями конкурсам. Пока мы
не получаем никаких ответов.
Второе. Представить на конкурс документы — это сложный,
трудоемкий и денежный процесс. Так, участвуя в апреле в закрытом
конкурсе (по аудиту ОАО с контрольным пакетом в
госсобственности), проводимым Министерством имущественных
отношений РФ, (получив от них официальное приглашение на
участие), мы представили на конкурс документы объемом в 150
печатных листов. В том числе и фирменные наработки. Например,
технология проведения аудита; технологии по техническим и
финансовым предложениям.
В результате у нас создалось впечатление, что люди, объявившие
этот конкурс, просто хотели позаимствовать документы с нашими
разработками. Приглашенных участников было 60. Победителей — 15.
То есть нам в этом конкурсе рассчитывать было не на что. После
такого конкурса мы направили письмо в Министерство с вопросом —
по какой причине наша компания не прошла по конкурсу. Никакого
ответа получено не было. Поэтому поддерживаю мнение, что нам —
красноярским аудиторам — что-то надо делать с конкурсами. Нельзя
дальше терпеть такого отношения.
Ведущий:
— Да, считаю, что самый конструктивный ход в этом плане —
подготовить свой проект положения по проведению конкурсов.
Прошу всех коллег в этом поучаствовать.
Шабалина И.В.:
— Право государственных органов на проведение конкурсов
неоспоримо.
Однако при этом возникает один ехидный вопрос. Государство,
определяя порядок выдачи лицензий аудиторам, определяет некоторые
критерии, а при проведении конкурсов на право проверки
государственных предприятий критерии устанавливаются более
строгие. Вот и спрашиваешь себя: а что частное предприятие может
«съесть» услуги и более низкого качества? Это все равно, что
заложить в Закон о защите прав потребителей разные гарантии для
различных слоев населения.
Ведущий:
— Я сегодня уже упоминал о контроле качества аудита. Повторюсь
о том, что нас не устраивает. Основная проблема заключается в
том, кто должен осуществлять контроль качества. Путь,
обозначенный в обсуждаемом в Думе проекте закона об аудиторской
деятельности, на мой взгляд, тупиковый. Осуществлять контроль над
профессионалом вправе только его коллеги. Но не заниматься
процедурами контроля качества аудиторской работы нельзя.
Сейчас вопрос контроля качества решается только в рамках
конкретных аудиторских организаций. Процедуру контроля качества
нужно запускать в рамках наших профессиональных объединений.
Одновременно придется решать текущие вопросы, так как Минфин
приступил к проверке аудиторских организаций и в нашем крае.
Самый больной вопрос, связанный с этими проверками, —
безопасность информации о клиентах, которая содержится в наших
рабочих документах. Прошу высказываться.
Гамазина В. К. (заместитель руководителя КРУ Министерства
финансов РФ в Красноярском крае):
— Я хочу внести коррективы в то, что вы сказали по контролю
качества. Мы уже получили задание из Москвы. Мы должны проверить
17 аудиторских фирм.
Из них 15 — в Красноярске. В задании не затрагивается
хоздеятельность, качество, а только лицензии. То есть работала ли
аудиторская фирма по лицензии или без нее. Согласно Положению о
контрольно-ревизионных органах N888, мы должны проводить проверки
аудиторских компаний, но разъясняется, что мы не имеет права
проводить эти проверки самостоятельно, а только по заданию
Минфина.
Ведущий:
— Проверки зависят от ситуации в регионе. Потому что сигналы в
Москву поступают из регионов разные. Мы понимаем, что проверяющие
— люди далеко не безответственные, но наши отношения с клиентом
строятся на договорных отношениях и мы не имеем права без
согласия клиента предоставить его коммерческую информацию кому бы
то ни было без определения судебного органа. Поэтому прошу вас,
Валентина Акимовна, постоянно принимать участие в работе РОРКА и
Сибирского ТО НФКА.
Чудновец М.А.:
— Что касается контроля качества аудиторских проверок, считаю,
что таким механизмом мог бы стать порядок опубликования
статистики налоговыми органами о том, сколько нарушений
налогового законодательства выявлено на предприятиях, прошедших
ранее проверку конкретным аудитором.
Ведущий:
— С Валентиной Кимовной нам надо общаться конструктивно,
потому что она хорошо делает свою работу и идет на контакт. Эту
возможность нужно использовать. Мы обречены работать вместе.
Второй момент: надо всем коллегам ознакомиться с положением о
контроле качества, предложенном НФКА и РКА — общественными
объединениями аудиторов. Но, на мой взгляд, они не рабочие.
Считаю также, что выборность экспертов — проверяющих также не
годится.
Конечно, выборность должна иметь место, как первый этап
отбора. Но эксперты должны проходить дополнительный отбор на
совете общественных объединений. Третье: нужно обучение
и специальная подготовка экспертов по контролю качества.
Симонова С. А.:
— Проблема контроля качества граничит с проблемой
подотчетности заинтересованным лицам. В качестве заинтересованных
лиц выступают пользователи финансовой отчетности предприятий, это
руководство хозяйствующих субъектов, инвесторы, кредиторы.
Участники рынка, в котором функционирует предприятие, органы
государственной власти, отвечающие за регулирование, сбор налогов
и экономической информации для статистики. Крупные клиенты,
которые хотят быть «прозрачными», как правило, пользуются
услугами аудиторов известных фирм или фирм с доступной
информацией о принципах и качестве работы. Для завоевания и
сохранения доверия заинтересованных лиц аудиторская деятельность
должна подлежать независимым проверкам и гарантиям.
Профессиональный рост всегда подразумевает изучение чужого опыта
и использование внешних рекомендаций. И грань допуска экспертов и
коллег в работу фирмы эмоционально граничит с гранью — а как мы
им покажемся.
Чернецова Н.М.:
— Я согласна, что качество работы аудитора действительно
должен проверять коллега-профессионал.
Вместе с тем, было бы наивным полагать, что принцип
независимости аудиторов реализуется сам по себе, без
использования перепроверочных процедур. От бесконтрольности до
безответственности — один шаг. Как правило, сохранение
независимости обеспечивается контролем качества предоставляемых
аудиторских услуг.
Поскольку контроль качества аудиторской деятельности носит
специфический характер, он не может выполняться
непрофессиональными организациями. Подтверждение тому —
международная практика организации контроля за аудиторской
деятельностью, говорящая о том, что большинство профессиональных
аудиторских организаций придерживаются требований общепризнанных
аудиторских стандартов, включающих стандарты контроля.
Ведущий:
— Принципиально то, что эксперты качества должны давать
рекомендации. Контроль качества — это не имиджевый элемент, но
элемент строительства нашей профессии.

Полагаю, что немаловажное значение в вопросе контроля качества
аудиторских проверок имеет определение критерия качества.
Общий вопросник по контролю качества аудита, предложенный
Российской коллегией аудиторов и Национальной федерацией
консультантов и аудиторов, на первый взгляд, предполагает
проверку процедуры документирования аудита и субъективную оценку
экспертом качества проведенных процедур. Вряд ли можно
согласиться с тем, что качество проверки — есть лишь в полном
объеме задокументированная процедура, хотя совершенно ясно, что
качественное документирование существенным образом определяет
результаты проверки. Все фирмы по-своему строят работу и
документально оформляют ее, и мнение коллег о том, правильно ли
оформлена проверка — это что-то из области спора о вкусах.
Принципиально то, что качественная аудиторская проверка
такова, что позволяет клиенту максимально полно устранить все
существующие отклонения от требований нормативных документов, а
внешним пользователям получить информацию для принятия верного
управленческого решения, и потребителей наших услуг не интересует
вопрос, как мы это делаем.
Вот почему, по моему мнению, вопрос критериев качества
проверки имеет существенное значение.
Ведущий:
— Любое ваше предложение, коллеги, будет полезно. Те негативы,
о которых сказал Николай Валерьевич,- вопрос критериев подбора
экспертов.
Эксперты, отобранные здесь, ни в коем случае не будут работать
в Красноярске и в соседних областях.
Они поедут контролировать аудиторские компании в европейскую
часть страны. И наоборот.
Вопрос контроля качества больной для нас. И мы будем не раз к
нему обращаться. Но в итоге то, как будет выглядеть наша
профессия через 5-10 лет, как с ней будет считаться власть,
зависит от нас — работающих аудиторов. Только общими усилиями мы
сможем достигать любых целей.