Об отцах одиночках — Петербург без Матвиенко

Об отцах одиночках

Фридрих Михайлович — дед девятерых внуков, но в силу жизненных обстоятельств заменил им отца и мать.
Кормить большую семью Мальцеву помогают двое уже взрослых внуков,
которые выучились и работают. А вот Алексею Алексеевичу Зиновенко
(в его семье семеро несовершеннолетних детей) приходится совсем
туго. Живут в крайней нужде, ютятся в двухкомнатной квартире и
перебиваются с картошки на хлеб.
Что такое хорошо…
После публикации нам звонили многие читатели (заметим,
отнюдь не самые богатые), предлагали помощь этим семьям. Галина
Панасевич из Калужской области: «Прочитала статью, и слезы на
глаза навернулись. Я одна растила двоих детей, но я хоть женщина,
а тут мужчины… Подскажите адрес, хочу выслать им денег». Звонок
из Москвы: «Есть вполне приличные детские вещи и обувь, собрали
две большие сумки — куда привезти?» Из подмосковного Ногинска:
«Готовы подарить две стиральные машины. Они, правда, не новые, но
в рабочем состоянии. Нужна им и детская одежда оптом цена, желательно новая. Может, им
продуктов послать?». «А книги нужны? — интересуется москвичка
Елена Николаева. — После смерти отца осталась хорошая
библиотека». «Это «Труд»? Почта беспокоит. На ваш адрес из
Сургута от Сулейменовой пришла посылка для Зиновенко, восемь
килограммов»…
Прекрасную новую мебель — два стола, четыре кровати, четыре
книжных стеллажа подарила нашим героям мебельная компания
«Шатура», а фирма «Сортекс-Уют» передала в Брянск подушки и
одеяла. Жаль, что мы не можем назвать поименно всех, кто помог
Мальцевым и Зиновенко: не хватит газетной площади. Всю помощь — и
деньги, и вещи, и продукты редакция доставила адресатам.
Еще до того, как «трудовский» грузовичок отправился в Брянск,
Фридрих Михайлович Мальцев знал, что его внукам привезут мебель,
одежду, книги, стиральную машину, одеяла и подушки… Заранее
знал о «трудовской» помощи для своей семьи и Алексей Зиновенко,
но не смог сдержать волнения, когда машина остановилась у
подъезда. С напускной строгостью покрикивал на детей, которые
весело несли в квартиру подушки и одеяла. Сам папа с 16-летним
Лешей разгружал мебель.
Справедливости ради заметим, что многодетные семьи в Брянске
вниманием государства не обделены. Скромное пособие на детей
(сейчас оно составляет 660 рублей) выплачивается в срок. Выдается
гуманитарная помощь — растительное масло, рис, мука, талоны на
бесплатный обед в городской столовой. А еще к новому учебному
году семью Зиновенко обеспечили канцтоварами, набором для
первоклассника, тканью, из которой фабрика «Деснянка» уже сшила
школьную форму для всех детей, а 14-летней Галине досталась пара
новых зимних сапог. Плюс общие для всех многодетных льготы:
30-процентная скидка на оплату коммунальных услуг, бесплатные
проездные и прочие «мелочи». Недавно домоуправление за свой счет
сделало в квартире ремонт…
Алексей Алексеевич установил стиральную машину, включил —
отлично работает! Стол и стеллажи тоже собрали быстро, тут же
заполнили их подаренными книгами. С кроватями, правда, пришлось
повозиться — некуда пока их ставить, да и постельного белья в
доме не нашлось. «Вот это стол! Мы на нем будем уроки делать!» —
кричит детвора. «А где же новые подушки?» «Сегодня будете спать
на старых, вот постираю наволочки, тогда… » — пытается
приглушить радостный гвалт отец.
… И что такое плохо.
В Советском районе Брянска живет 378 многодетных семей, в двух
из них детей воспитывают отцы, поэтому фамилия Зиновенко в
районном отделении соцзащиты хорошо известна. Жену Алексея
Татьяну, страдавшую тяжелым заболеванием почек и уже имевшую
пятерых детей, врачи предупреждали: рожать — опасно! Но вскоре на
свет появились еще двое малышей. Увы, предупреждения врачей не
помогли. Вскоре Алексей Зиновенко стал вдовцом.
По закону он имел право на получение пособий, на льготы… Но
когда обратился в собес, выяснилось, что, поскольку брак между
родителями семерых детей не был зарегистрирован, стало быть,
ничего и не положено. Отдадим должное чиновникам: пожалели
все-таки многодетного отца и урегулировали этот щекотливый
вопрос.
Но тут новая беда: после смерти жены Алексей Алексеевич стал
баловаться водочкой. Не то чтобы сильно, без скандалов и без
ругани. Да и с кем ему ссориться? Дети, когда видели, что папа
«под градусом», убегали во двор. Улица давно стала их главным
воспитателем: еще при матери некоторые из них стояли на учете в
комиссии по делам несовершеннолетних. Два года назад Зиновенко
предупредили: не займешься семьей — лишим родительских прав.
Подействовало. Потому что, как признается Алексей Алексеевич, для
него потерять детей — значит, потерять всякий смысл в жизни. Он
даже в загородный лагерь не хочет их отпускать, хотя бесплатные
путевки не раз предлагались. А когда ему советуют снова жениться,
ведь можно найти женщину, которая не побоится принять это
хлопотное хозяйство, — он отвечает просто: «А вдруг дети мачеху
не примут и разбегутся?».
В конце прошлого года по подозрению в дачных кражах попал в
следственный изолятор старший сын. Дима теперь ожидает суда.
Какие уроки жизни получит 18-летний парень, сидя почти год в
компании уголовников? Единственное, чем может ему помочь отец, —
скудная передача. Свидания и переписка запрещены. Малыши еще не
понимают, что случилось со старшим братом. Обидно им, что Димка
перестал варить обеды и прибираться в квартире. Сестре его Ольге
скоро двенадцать будет, и она взяла хлопоты по дому на себя.
Остальные детишки к домашним нагрузкам пока не готовы. К
сожалению, и к учебным — тоже. Старшие все троечники, младшая
осталась на второй год уже в первом классе…
А в деревне лучше.
Впервые отцы-одиночки заявили о себе лет десять назад, когда
один из энергичных москвичей — Николай Белоусов — создал
ассоциацию «Мапулечки Москвы», провозгласившую своей целью
поддержку одиноких отцов. Белоусов рассчитывал на щедрые взносы
спонсоров.
Увы, желающих помочь не нашлось… Потом пришло понимание:
многодетные семьи, где нет мамы, нуждаются не столько в
материальной, сколько в психологической помощи. Им требуются
внимание, общение, добрый совет. Плохо, когда многодетный отец
воспитывает детей на свой страх и риск, а некоторые, чего греха
таить, попадают под власть рюмки.
Белоусов — человек настырный. Сейчас пытается найти помещение,
где одинокие отцы могли бы встречаться хотя бы раз в неделю. Пока
поиски успехом не увенчались.
Кстати, в свое время среди членов ассоциации тоже был
многодетный отец. Как и Зиновенко, воспитывал семерых детей.
Недавно он поменял московскую квартирку на сельский дом в
области. Может, Алексею Алексеевичу последовать этому примеру?
Земля ведь и накормит, и к труду детей приучит, и от городских
соблазнов уберечь может. Да и вариант подходящий имеется: наша
читательница Жанна Павловна (фамилию свою она не назвала, но
адрес оставила) предлагает Зиновенко занять свободный дом в
деревне между Брянском и Орлом. Бесплатно. Было бы желание.
Ну что, Алексей Алексеевич, поедем в деревню? Транспортные
расходы берем на себя.