Пес бывает кусачим

Раннее субботнее утро — моя очередь выгуливать собаку. Слегка
поеживаясь — зябко! — выхожу из подъезда, лениво радуясь
отсутствию дождя. Кендра — крупная, очень породистая (но не
«клубная») немецкая овчарка бодро бежит чуть впереди, мордой
вниз, собирая окрестные запахи в чутко подрагивающий нос.
— Пожалуйста, возьмите собаку на поводок! — жалобный женский
голос прерывает эту идиллию. Метрах в двадцати от нас какая-то
любительница утренних пробежек — в спортивном трико и кроссовках
— не решается пересечь тротуар, по которому «беспривязно» идем мы
с Кендрой. Я послушно подзываю собаку, защелкиваю карабин.
Бесполезно объяснять, что Кендра — не только умнейшее,
послушнейшее, но и добрейшее существо на свете. Случайный
прохожий может наступить ей на лапу — собака лишь взвизгнет, но
не посмеет даже гавкнуть. Правда, никому не порекомендую в ее
присутствии напасть на кого-нибудь из членов нашей семьи.
Прецеденты были, и… Однако это, как говорится, совсем другой
случай.
Кстати, в Канаде, например, беспричинный собачий укус
оборачивается для хозяина невоспитанного пса штрафом в несколько
десятков тысяч долларов плюс полное возмещение ущерба
пострадавшему — включая оплату лечения и расходы на покупку новой
одежды. Понятно, что нормальный канадец, пожелавший обзавестись
собакой, сначала трижды подумает, сможет ли он обеспечить псу
нужное воспитание и дрессировку. И потому йоркширский терьер дрессировка осуществляется очень легко и с интересом.
В Москве — увы! — ситуация иная (не по судам — по укусам).
Если еще десять лет назад по всей столице в год регистрировалось
примерно 10 — 12 тысяч человек, покусанных собаками, то в 1997
году их было уже около 33 тысяч. Сегодня, по утверждению главного
детского хирурга Москвы профессора Вахтанга Немсадзе, только
детей от собачьих укусов страдает почти десять тысяч в год.
Причин много, но основных — две: из рук вон плохое воспитание
собаки и никудышнее психическое здоровье. Кинологи утверждают: в
России резко возросло число собак с больной психикой. Когда в
стране появились богатые и очень богатые люди, а среди них — мода
на «престижных» собак, щенки питбулей, бультерьеров,
стаффордширов, ротвейлеров, неополитанских мастифов и
аргентинских мастифов (на родине их кличут «белая смерть»)
десятками и сотнями поехали к новым хозяевам. Откуда? Вестимо,
из-за границы, своих нет. Но ведь и там количество породистых и к
тому же здоровых, доброкачественных щенков ограничено. К нам
везли всяких, в том числе забракованных (они даже
предпочтительнее, ибо дешевле) — лишь бы экстерьер
соответствовал. А по документам они все были «королевских
кровей». Излишне агрессивен?
Такой и нужен!
Но женщина права! Она вовсе не обязана знать родословную,
характер и степень воспитанности каждого встречного пса. Тем
более что, по последним данным, жители нашей столицы держат у
себя дома около 800 тысяч собак. Со всеми не перезнакомишься.
И эти собаки — увы! — иногда кусаются. Даже в присутствии
хозяев. Вот лишь несколько случаев из моего досье по этой теме:
* на Нижегородской улице, недалеко от Птичьего рынка, на
выходе из салона троллейбуса семимесячный ротвейлер в присутствии
хозяина абсолютно беспричинно вцепился в грудь женщине (итог —
рваная рана молочной железы);
* на проходной АНТК имени Туполева, что на Дубининской улице,
четыре мастифа, принадлежащие работнице Института экономики и
бизнеса (его помещения располагаются на той же территории),
внезапно набросились на вахтершу туполевского завода. Искусанную
женщину доставили в больницу, где она скончалась через четыре
дня;
* в одной из квартир на Ореховом бульваре бультерьер и
ротвейлер нанесли серьезные раны и откусили ухо семимесячному
младенцу (мать малыша в это время в другой комнате болтала с
подругой — хозяйкой обеих собак);
* на Новом Арбате отпущенная с поводка хозяином кавказская
овчарка немедленно вцепилась в руку одного из прохожих…
Примеров можно привести многие десятки, но и без того в Москве
(и России) немало собаконенавистников, требующих запретить и
уничтожить всех-всех-всех зубастых и хвостатых… — ну, быть
может, кроме милицейских «мухтаров» и пограничных «джульбарсов».
Глупость, конечно. Любой кинолог объяснит, что пес, как правило,
ни в чем не виноват и вообще бояться надо не собак, а людей.
Но ненавистников можно понять: собак они боятся именно потому,
что на хозяев надежды никакой. Вернемся к уже перечисленным
случаям и посмотрим, что было ПОСЛЕ нападения собак на людей.
Семимесячного ротвейлера там же на месте застрелили
проходившие мимо сотрудники ОМОНа. Хозяин привлечен к
ответственности «за нарушение правил содержания собак и кошек,
повлекшее причинение ущерба здоровью» (30-рублевый штраф).
Четырех мастифов, закусавших вахтершу до смерти, отделили от
людей забором. Их хозяйка осталась на свободе: выяснилось, что
погибшая страдала сахарным диабетом и, хотя страшные укусы,
несомненно, спровоцировали ухудшение ее самочувствия, следствием
они были признаны лишь косвенной причиной смерти. Хозяйку,
правда, все же привлекли к ответственности по статье 118 УК РФ
(причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности), но тут
подоспела амнистия — и дело прекратили.
За трагедию на Ореховом бульваре (ребенок остался одноухим)
никто не ответил — ни собаки, ни люди.
И лишь владелец кавказкой овчарки с Нового Арбата в конце
концов понес наказание — суд обязал его выплатить пострадавшему
компенсацию — полторы тысячи рублей. Но сначала «тяпнутому»
пришлось самому искать обидчиков (спасибо участковому милиционеру
— помог!), самому обращаться в суд, почти год ждать рассмотрения,
спорить с судьей, предложившей закончить дело миром, соглашаться
на снижение суммы иска с четырех тысяч рублей до полутора…
Поистине такие хлопоты — себе дороже.
А в итоге за все ответила собака: выложив истцу полторы тысячи
рублей, ответчик вывез пса за город и там застрелил. Совершенно
безнаказанно.
Как вам нравится такое правосудие?

На ущербную генетику накладывалось непрофессиональное
воспитание, «любительская» дрессура — и вот вам скрытый убийца
вместо четвероногого друга. Если не он, то его сынок, внук,
правнук (пороки умножаются с каждой вязкой).
И что делать? Запретить? Зарегламентировать?
Но еще пять лет назад правительство Москвы приняло
постановление ј 1077 от 29 ноября 1994 года, в котором сказано:
«Запретить ввоз, разведение и продажу на территории г.Москвы
собак породы пит-бультерьер, а также американский и
стаффордширский терьер. Установить, что собаки указанных пород,
приобретенные гражданами до выхода настоящего постановления,
подлежат обязательной регистрации в органах ГУВД по месту
жительства… Запретить владельцам племенных собак и питомников
продавать щенков и собак защитно-караульного направления лицам,
не имеющим свидетельства о сдаче кинологического минимума…».
Вот такой суровый документ. Но откройте газету бесплатных
объявлений: почем там предлагаются щенки питбулей и прочих
бойцовых пород?
Их не то чтобы запретить — подсчитать в Москве никто не может:
уже много лет практически ни на одной собаке не увидишь ошейника
с регистрационным номером. Парадокс: чтобы обзавестись абсолютно
безобидным газовым револьвером, нужно получить разрешение в
милиции (и потом зарегистрировать этот «пугач»). Приобретение
охотничьего ружья сопряжено с еще большими сложностями, включая
сбор справок из наркологического и психоневрологического
диспансеров.
И это нормально: власть должна знать, кто из граждан владеет
«источником повышенной опасности», каковым является огнестрельное
оружие. Но разве пес — пусть не бойцовый, но достаточно крупный и
плохо воспитанный — не является «источником повышенной опасности»
для окружающих?
Нет, я не о запретах и даже не о сдаче «кинологического
минимума» хозяином, хотя, надеюсь, дойдем и до этого. Я — хотя бы
о простом учете московских собак. Не всех — пусть болонки,
пудели, а также мелкие «двортерьеры» бегают несчитанными. Но есть
общепризнанный перечень собак опасных (как пит-бультерьер) и
просто злых (как кавказская овчарка) пород. Есть здравый смысл,
позволяющий понять, какую собаку нужно «брать на карандаш», а
какую — нет. Чтобы хоть местные (муниципальные) власти знали,
сколько и каких пород «повышенной опасности» гуляет по данной
территории.
И чтобы хозяева знали, что власти это знают. И «в случае чего»
уже не отвертишься: мол, я не я, и собака не моя.
Кстати, как вспоминал не так давно замначальника Объединения
ветеринарии Москвы Геннадий Погребняк, «при советской власти» это
делалось просто: техники-смотрители обходили квартиры и
составляли списки животных, проживающих на их территории. Потом
списки подавались «наверх». И все.
И, конечно, нужно серьезно повышать ответственность хозяев за
поведение своих четвероногих друзей — чтобы мы действительно
оказались «в ответе за тех, кого приручили». Тогда даже на самых
«засобаченных» московских улицах и бульварах (а где еще собакам
гулять?) обычные прохожие будут чувствовать себя куда безопаснее,
чем сегодня. Ибо даже осознание того факта, что за каждый собачий
укус хозяин будет вынужден расплатиться полной мерой, уже
значительно повышает степень защищенности. Ведь понятно, что если
владелец — не полный дурак (что встречается относительно редко),
он не будет выгуливать потенциально опасную для прохожих собаку
без поводка и намордника. Или же вовсе не станет держать собаку,
которая одним движением пасти может пустить по миру…
Но вот каковы нынешние московские «тарифы собачьей
безопасности». За прогулку с собакой без поводка на хозяина
накладывается штраф в 1/5 минимального размера оплаты труда
(МРОТ) — то есть 16 рублей. Однако если пес кого-нибудь укусил,
штраф установлен ВДВОЕ МЕНЬШИЙ — всего 1/10 МРОТ — 8 рублей.
Какая же это ответственность — это смех один! Правда, если
«налицо ущерб здоровью или имуществу пострадавшего», размер
штрафа повышается до 1/3 минимальной оплаты — до 27 рублей (три
смеха!).
Можно, конечно, подать иск в гражданском порядке, но… Выше
уже приведен один из редчайших примеров, когда потерпевшему все
же удалось добиться компенсации, хотя и весьма жалкой.
Год назад «собачью проблему» обсуждали в городской Думе.
Признали ситуацию тревожной, требующей принятия срочных мер. Ну и
где они, эти меры? Удивительно ли, что в условиях этого правового
вакуума в Москве уже появились даже фирмы наемных киллеров
особого рода, принимающие «заказы» на убийства собак, отравляющих
жизнь соседям по подъезду, двору и т.д. Как рассказала не так
давно через газету хозяйка одной из фирм «собачьих киллеров»,
этим бизнесом она занялась после того, как из-за громадной
собаки, которую хозяева держали на лестничной площадке, умерла ее
бабушка (врачи «скорой» не отважились пройти мимо злобно рычащего
пса»). А потом был «заказ» на двух доберманов, с одобрения и для
забавы хозяев державших в страхе всю округу. А потом еще и еще.
Клиентов у фирмы более чем хватает, хотя цены — ого!
— от трехсот «зеленых» и выше.
Виноваты хозяева. А жизнь отнимают у собаки. Такая вот сучья
логика.