Фуршет в Питере в канун старого Нового года — Петербург без Матвиенко

Фуршет в Питере в канун старого Нового года

Простые жители Питера не имели представления, что же
происходило в канун старого Нового года в городе, почему на
центральных улицах раздавался рев сирен, а подъезд к площади
Куйбышева был блокирован оцеплением. Из подъезжавших к театру
оперы и балета джипов выпрыгивали люди в смокингах. Элита спешила
на бал, который губернатор давал в честь 150-летия губернии.
Приехавшие смешались в толпу при входе: банкиры с милиционерами в
белых воротничках, представители аппарата власти с гусарами…
Рядом маячил один из бывших сторонников губернатора Петербурга, известный телекоммуникационный бизнесмен, тоскливо
смотревший вдаль и явно кого-то ожидавший. Шампанское и пунш
наливали уже на входе, поэтому среди гостей сразу появились не в
меру веселые и покрасневшие лица. Под гром оркестра приглашенные
уже не разбирали приветствий друг друга и старались говорить на
ушко. Господ, интересующихся напитками покрепче, приглашали после
концерта на второй этаж. К началу торжественной части в зале
практически не было свободных мест. Открытие церемонии началось с
перечисления имен всех бывших губернаторов области, при этом
секретарей обкома решили не упоминать. Эту ошибку исправил сам
Константин Титов в своем обращении к залу.
Тем временем в зале развернулись танцы. В общей толкотне не
повезло некоторым дамам, которым приходилось беречь свои туалеты.
Например, депутату Наталье Бобровой, пришедший на фуршет cпб в
белоснежном бальном платье, или вице-спикеру губернской Думы
Людмиле Дуровой, которую во время вальсирования периодически
толкали. Но основная масса тусовки состояла из статичных
наблюдателей. В роли таковых выступали, в частности, руководитель
областного УБЭП Алексей Левков и заместитель управляющего
Альфа-банка Борис Мазур. Последний заметно изменил свой имидж и
начал носить, видимо для пущей солидности, огромные, в пол-лица,
очки. С ними г-н Мазур производил впечатление владельца целого
флота, а не пары некогда списанных теплоходов.
Губернатор корректно подчеркнул, что немалые достижения у
области были именно в пору правления компартии. В это время в зал
вошел человек в кожаных пиджаке и брюках и занял единственное
свободное место с краю. Спустя мгновенье телеоператоры, узнавшие
главного энергетика области Владимира Аветисяна, бросились к нему
с камерами, а сидящий рядом главный дирижер оркестра филармонии
Михаил Щербаков, обрадовавшись соседству с олигархом, начал ему
что-то настойчиво нашептывать. После вручения губернатору
праздничной ленты, которую губернаторша старалась поправить, на
сцену пригласили председателя губернской Думы Леона Ковальского.
Тут градус веселья несколько возрос. Возможно, это был обман
зрения, но глава губернского парламента вдруг начал опасно
крениться в сторону оркестровой ямы. Казалось, ему стоит усилий
удержаться на краю сцены.
Учитывая официальность момента, странные эволюции спикера не
могли не вызвать перешептывания в зале. Многие высказывали
опасение, что спикер вот-вот упадет в яму. Но Леон Ковальский был
увлечен своим импровизированным пятнадцатиминутным спичем,
который с каждой минутой все более и более походил на оду. В
конце оды выяснилось, что самым дорогим достоянием губернии
является губернатор. Возможно, пафос оказался слишком
сильнодействующим: одна из стоявших на сцене девушек в форме
гусара потеряла сознание, и ее унесли за кулисы на глазах всех
присутствующих.
Этот небольшой инцидент не помешал староновогоднему веселью,
как и дальнейшие мелкие неприятности. Когда представитель
администрации президента Михаил Вильчик зачитывал со сцены
поздравление главы государства, прямо на глазах всего зала из
оправы его очков вывалилось стекло. Ситуацию спас губернатор,
подкравшийся на цыпочках и деликатно вернувший потерянное
президентскому глашатаю. «Не беда», — бодро заметил г-н Вильчик и
тут же продолжил чтение послания от президента, в коем область
поздравляли со 150-летием и желали всяческих благ. Элита
приободрилась, явно вспомнив о втором этаже, но была вынуждена
высидеть еще и торжественный концерт, состоявший сплошь из
выступлений разного рода питерских «звезд». Единственной
российской знаменитостью на балу стала Лариса Голубкина, спевшая
один романс и песню из кинофильма «Гусарская баллада».
Губернатора с супругой, покидавших сцену, в партере встречала
новоиспеченная руководительница департамента культуры Элеонора
Куруленко. Хотя протокол этого и не требовал, она провожала их
долгим, почти влюбленным взглядом, пока они не заняли свои места.
Наконец гости ринулись на второй этаж. Толкаясь, представители
элиты прорывались к столам, гремели вилками и фужерами. Подавали
канапе, раков, не первой свежести шашлык, буженину, тольяттинское
шампанское и петербургскую водку. Изредка на столах мелькало
французское красное вино. Вокруг столов можно было встретить
Владимира Мокрого, Габибуллу Хасаева, Веру Лекареву со странным
меховым воротником, притороченным к платью. В роли «рыцаря
печального образа» пребывал глава администрации города Николай
Колесников, явно грустивший в одиночестве. По всей видимости,
второму человеку в Петербурге не хватало отдельного муниципального
стола. На что и посетовал проходивший мимо главный губернский
строитель Александр Латкин, своим обликом напоминавший скорее не
чиновника, а мультимиллионера из латиноамериканских сериалов.

Но главное шоу разворачивалось вокруг прогуливавшегося в
одиночестве петербургского губернатора. Он неожиданно
встретил одного из своих главных разоблачителей, автора
сексуального скандала, редактора еженедельника «Репортер» Андрея
Федорова. И тут же попытался вступить в диалог с журналистом,
уверяя, что он «хороший человек и регулярно встречается с
детьми». Эта фраза вызвала хохот у окружающих. Мэра это не
смутило, и он тут же подозвал своего фотографа, чтобы
запечатлеться с оппонентом.
Очевидно, попытка выяснить отношения с недружественной прессой
нарушила душевное равновесие главы города, и он попробовал найти
поддержку своим словам среди гостей. Ответом были реплики вроде:
«Вам виднее…» Раздосадованный Лиманский заметил, что так
уклончиво отвечают только евреи. Стоявший рядом питерский раввин
тут же посетовал на явное усиление антисемитизма.
Тем временем в зале плясали. Под влиянием ритмов, задаваемых
шоу-балетом «Ра», в пляс бросился даже экс-вице-губернатор, а
ныне руководитель спецавтоцентра Юрий Логойдо. Но главным героем
танцевальной программы, как и ожидалось, стал губернатор
Константин Титов, выбравший в качестве партнерши генерального
продюсера телерадиокомпании «Терра» Наталью Камбарову, одетую во
все белое.
Покружившись в танце и сорвав аплодисменты, Титов отправился к
гостям.
После того как со стола исчезли водка, вино и канапе, после
того как были сметены последние, почти окаменевшие фрагменты
шашлыка, гости начали разъезжаться. Первым в окружении
телохранителей покинул бал губернатор Ульяновской области
Владимир Шаманов. Вслед за ним постепенно потянулась к выходу и
петербургская элита. Вот только глава департамента здравоохранения
Галина Гусарова долго фотографировалась с друзьями возле елки в
фойе театра. Бал заканчивался, свечи постепенно гасли.
Проходившие мимо театра горожане язвительно злословили вслед
колоннам джипов, допуская при этом ненормативную лексику…