Диагностика в кардиологии

Скоропостижный и, одновременно, затянувшийся ввод в строй
больницы интенсивного лечения, сокращенно — ОБИЛ, внес смуту в
одинаково грустные ряды тюменских медиков.
Прежде — всем было стесненно. Запутавшимся в строительных
лесах первой и третьей ГКБ. Второй городской с ее чисто советским
размахом, оказавшимся неподъемным в рыночных условиях.
Федеральному кардиоцентру, некогда партийной волей размещенному
на одной из загруженных транспортных магистралей. Детским
больницам и поликлиникам, до которых ни у каких властей не
доходили руки.
Областной больнице, обреченной на переезд. Бездомным борцам с
туберкулезом. Онкологам…
Все как в небольшом трудовом коллективе, что изнывал годами в
очереди на квартиру. И вдруг упавший с небес дар вселяет надежду
— на замены, подвижки, улучшение жилищных условий, как
говорится…
Кардиоцентр в течение нескольких последних лет пытается
установить твердые отношения с местными властями. Твердые — в
смысле денег. Но центр — федеральная собственность, для поддержки
которой правительство выделяет лишь три процента от необходимого.
Городская Дума добавила миллион. Областные депутаты записали —
еще десять миллионов. Между тем на встрече у заместителя
губернатора Артюхова профессор Кузнецов сказал, что в течение
января и части февраля уже оказана медицинская помощь на три
миллиона рублей. Есть договоренность об организации проведения мониторирования по Холтеру. Словом, кардиоцентр, говорит Александр Гонцов, не пропадет.
Понятно, что интенсив-больница — одна, а стремящихся в
патрушевские березняки много. Мы же затеяли этот разговор с
простой целью — чтобы вопросы, которые касаются всех, обсуждались
открыто.
Но сначала — что там, с ОБИЛом? Прежде, чем искать ответа,
напомним, что этот комплекс задумывался (и пробивался в
правительстве) как детская больница.
Однажды на заседании коллегии областного департамента по
здравоохранению Александр Гонцов (недавно назначенный директором
этого департамента) спросил: может, действительно отдать комплекс
ОБИЛ детям? Коллеги по коллегии не согласились — вложены очень
большие деньги в создание именно больницы высоких технологий.
Закуплено уникальное оборудование, сформированы восемнадцать
операционных с трехступенчатой стерилизацией воздуха… Словом, в
больнице интенсивного лечения заинтересован весь регион, каждый
из трех субъектов Федерации.
По словам Александра Гонцова, теперь рассматриваются три
варианта решения «детской проблемы». Можно сформировать областную
детскую больницу на базе соответствующего отделения второй
городской, где сейчас работает детское отделение-стационар и
поликлиника. Добавить к ним часть помещений взрослого стационара.
Другой вариант — развернуться на освобождающихся площадях
нынешней областной больницы.
(Как я понял, строятся некие, не до конца проговариваемые
планы относительно больницы нефтяников в Патрушево. Говорят, что
тамошняя администрация готова сделать закрытое акционерное
общество — открытым. Возможно, кто-то считает, что два
современных комплекса рядом — немного много? — Авт.).
Медицинские власти ищут наиболее оптимальную версию из трех. А
окончательное решение примет губернатор.
Теперь, несколько бегло, по остальным узелкам медицинских
проблем.
Онкологический центр, по мнению Гонцова, имеет наиболее
стабильные отношения с округами. Необходимо лишь строить так
называемый «каньон» — специальное помещение для лучевой терапии.
Приобретена аппаратура стоимостью в два миллиона долларов. Нужен
год или полтора для строительства и монтажа.