Ценовая атака

Впечатление такое, будто страна вернулась на несколько лет
назад. Инфляционная волна вновь покатилась по городам и весям.
Чтобы притормозить рост цен, налоговые инспекции (по указанию
«сверху») стали проводить рейды, проверяя торговые точки. Цель:
напугать тех, кто хочет нажиться на нынешних трудностях.
Но остановить инфляцию это, естественно, не могло.
Читатели приводят конкретные примеры резкого подорожания
товаров — и не только на продовольствие. В ряде столичных
торговых предприятий мебель стала дороже на 30 — 40, бытовая техника —
на 30 -45 процентов. В Уфе, Владивостоке, других городах цены на
импортные товары выросли на 15 — 20 процентов. В дни, когда
доллары в обменных пунктах купить стало очень затруднительно, а
на «черном» рынке они продавались по 12 — 15 рублей за «бакс», в
«денежных» регионах начался ажиотажный спрос на товары
длительного пользования. Что же ждет нас завтра? На этот и
другие вопросы отвечает начальник отдела контроля цен
Министерства экономики России Игорь ГАДЖИНСКИЙ.
— Игорь Тофикович, прежде всего каков в целом рост цен на дистрибуцию продуктов питаниями в лнр, промтовары? Официально об этом не сообщается.
Не глупо ли засекречивать данные о росте цен, ведь утаить от
населения картину инфляционного разогрева невозможно…
— Конечно, невозможно, граждане на собственном кошельке
ежедневно ощущают натиск дороговизны. Да и нет никаких запретов
на информацию по ценам. Просто, к нашему стыду, этих данных пока
просто нет, они появятся в начале сентября. После того как
инфляция упала до одного процента в месяц и менее, Госкомстат и
его территориальные органы перешли на регистрацию цен один раз в
месяц. До августа этого в общем- то хватало. Но в таких вот
ситуациях надо возвращаться на еженедельную, а то и ежесуточную
регистрацию.
Но кое-какую предварительную информацию по ценам мы имеем. За
несколько августовских дней цены в Москве на импортные товары
(продовольственные и непродовольственные) выросли на 15 — 40
процентов. Начала дорожать продукция и отечественных
предприятий. И не только из-за того, что многие из них
использовали импортные поставки (сырье, упаковку). Начавшаяся
раскрутка инфляции сказывается на всех.
— Импорт дорожает — это понятно, ибо он привязан к доллару,
курс которого (даже в отсутствие официальных торгов) подскочил.
Но почему, например, продукция московского мясоперерабатывающего
предприятия «КампоМос» стоит все больше?
— Да потому, что это предприятие использует импортное мясо. И
почти все восемнадцать столичных мясокомбинатов получают сырье
из-за рубежа. Вообще ситуация на продовольственном рынке столицы
чрезвычайно усложнилась. Ведь более 70 процентов этого рынка —
импорт. Раньше такой стратегический выбор властей многим казался
правильным. В самом деле, оптовые цены на импорт были ниже, чем
на аналогичные отечественные товары, поставки осуществлялись
бесперебойно и в срок. А кроме того, хорошая упаковка,
разнообразный ассортимент. Прилавки были забиты — казалось бы,
чего еще желать?
Но такая ориентация таила и серьезную опасность, ибо при этом
не обеспечивается, может быть, главное — продовольственная
безопасность города (и страны, если рассматривать проблему в
масштабах России). Сегодня мы воочию видим как бы обратную
сторону импортного продовольственного и промышленного изобилия.
Цены стремительно растут, ассортимент начал сокращаться, а
кое-где даже появляются «по- советски» пустые полки. Как
оказалось, импорт во многих случаях заменить просто нечем…
Такая же скособоченная в сторону зарубежья ориентация
потребительского рынка сложилась в Калининградской области, на
Дальнем Востоке, в некоторых других регионах. И здесь, и во всей
стране положение непростое. Однако, как говорится, нет худа без
добра.
Нынешний тяжелейший кризис показал, что страна должна наконец
повернуться на деле лицом к отечественным товаропроизводителям
(просто деваться нам уже некуда). Наши предприятия должны будут
получить заказы, поддержку, в реальный сектор пойдут (пусть пока
и скудные) финансовые потоки. Все, кто находится на высших этажах
управления, должны, на мой взгляд, извлечь очень важные уроки. К
сожалению, это не утешит рядовых граждан, которые переживают
кризис.
— Он длится у нас уже не первый год. Почему же именно сейчас
«рванули» цены?
— Финансовая пирамида, построенная государством, стала
рушиться именно в августе. Деньги начали обесцениваться, и это не
могло не сказаться на ценах. Кстати, разгону инфляции старт дали
сами власти. Повышение НДС на большинство продуктов, введение
новой импортной пошлины, налога с продаж уже само по себе дает
увеличение цен на 15 — 20 процентов. А последовавший за этим
обвал рубля еще более увеличил темпы инфляции. На многие товары
повседневного спроса цены к декабрю могут подняться (по
сравнению с январем) на 30 — 50 процентов. Многие же импортные
товары могут подорожать даже в два раза и более.
— Что же в этой ситуации может сделать государство? Сегодня
тридцать миллионов граждан влачат жалкое существование за чертой
бедности, едва сводят концы с концами. А десять миллионов россиян
живут вообще впроголодь. Если, допустим, цены увеличатся еще в
полтора раза, то им что же — умирать?
— Во многих регионах местные власти, насколько я знаю,
оказывают посильную адресную социальную помощь. Но сейчас мы
ведем речь о ценах. Что может сделать в этой области государство?
Сегодня административное вмешательство в ценообразование крайне
ограничено.
На федеральном и региональном уровнях регулирование цен
(тарифов) производится на электро- и теплоэнергию,
протезно-ортопедические изделия, перевозку грузов и пассажиров на
железнодорожном и городском транспорте, оплату жилья и
коммунальных услуг, продукцию оборонного назначения и некоторые
другие виды продукции. Действующие сейчас законы имеют серьезный
изъян — не учитывают возможность возникновения острых кризисных
ситуаций. А для этих случаев необходимо было предусмотреть право
государственных и региональных органов власти более активно
вмешиваться в ценовую политику.
В Государственной Думе находятся сейчас проекты двух важных
документов — закона «Об основах ценовой политики Российской
Федерации» и «О государственном контроле за порядком применения
регулируемых государством цен и тарифов». Скорейшее принятие их
очень важно в условиях углубляющегося кризиса. А пока этих
законов нет, мы готовим предложения по усилению административного
регулирования цен и тарифов с использованием, так сказать,
возможностей местных властей. У них действительно немало рычагов
— это и предоставления скидок по арендной плате, и снижение
тарифов на электроэнергию, и многое другое для тех промышленных
и торговых фирм, которые сотрудничают с местными властями и
следуют их рекомендациям. А сами региональные органы могут и
должны вырабатывать корректные «правила игры» в рамках рыночной
экономики.
Но вернемся к готовящимся предложениям. Мы хотим, чтобы под
жесткий ценовой контроль и административное регулирование попали
прежде всего 25 основных продуктов питания. Это хлеб
ржано-пшеничный и пшеничный, мука пшеничная, рис, пшено,
вермишель, картофель, капуста, морковь, лук репчатый, яблоки,
сахар, говядина, птица, колбаса вареная и полукопченая, рыба
мороженая, молоко, сметана, масло животное, творог, сыр, яйца,
маргарин, масло растительное. Плюс к этому мыло, соль и спички.
Понятно, при общей инфляционной раскрутке и на эти товары
неизбежен рост цен, но наша задача — свести его к минимуму.
Вчера главам администраций субъектов Федерации было направлено
специальное письмо Минэкономики и Госналогслужбы России. В нем
содержится просьба взять под ежедневное наблюдение контроль цены
на 28 видов товаров, о которых говорилось выше, а также дать свои
предложения о мерах по улучшению госрегулирования, в том числе в
области ценовой политики.
— Каков все-таки механизм государственного регулирования —
предполагается ли устанавливать предельный уровень цен или будут
вводиться, например, нормативы на прибыль предприятия?
— Эти и другие варианты возможны, однако конкретные
предложения еще находятся в стадии разработки. В любом случае мы
исходим из того, что промышленные и торговые предприятия не
должны работать в убыток. Но и сверхприбыль на товары первой
необходимости получать сегодня недопустимо. На ряд продуктов
местные власти во многих регионах выделяют дотации. И правильно.
Хорошо, что цена на хлеб сегодня удерживается, не повышается
почти повсеместно. Но это, к сожалению, единственный продукт,
который пока не дорожает.
— Означают ли предложения по усилению государственного
регулирования цен откат от принципов рыночной экономики и переход
к централизованной системе?
— Конечно же, нет. Во многих рыночных странах на определенных
этапах использовалась такая практика. Например, во Франции на
протяжении десятков лет (1947 — 1986) государственное
регулирование цен являлось составной частью политики «дирижизма».
Сложная экономическая ситуация в стране, сложившаяся после войны,
резкое снижение покупательной способности французского франка,
его девальвация обусловили необходимость принятия решительных мер
по контролю за ценами. В январе-феврале 1947 года государство
даже снизило цены на 10 процентов на широкую группу товаров. В
1949 — 1957 годах правительствами Франции были приняты шесть
ордонансов (декретов) о блокировке цен которые привели к
ужесточению ценового контроля. Затем после короткого периода
либерализации цен на промышленные товары вновь в середине 1963
года была введена блокировка, при этом заморозили цены на ряд
продуктов питания и услуги.
Так что ничего нового мы не изобретаем. И вообще я хочу
сказать, что и после усиления государственного регулирования цены
на основную массу товаров в России будут оставаться свободными.
Государство, на мой взгляд, должно контролировать в этой сфере
прежде всего сырье, топливо, энергию и транспорт, то есть держать
в поле зрения тот «фундамент», который, собственно, и определяет
всю цепочку цен.
— И последнее. Что вызывает у вас особую озабоченность в связи
с опасностью раскручивания инфляционной спирали?
— Рост цен на лекарства. Здесь ситуация чрезвычайно сложная.
Если без импортной колбасы еще можно обойтись (отечественная,
кстати, намного лучше), то отсутствие ряда импортных лекарств
может поставить жизнь больного под угрозу. Между тем рост цен
здесь остановить практически невозможно. Для наших миллионеров
это не имеет значения, а как быть другим гражданам? Понимаю, что
в казне нет денег, но власть не должна оставить без помощи, без
лекарств своих граждан, когда от этого зависит их жизнь…