Часовые ломбарды пользуются популярностью

Что делать, если вы не дотянули до получки, а деньги нужны, и
срочно?
Может, поможет ломбард? Первый из них в Европе появился еще в
XIII веке. В Россию они «пришли» в период царствования Екатерины
II и по сей день популярны.
Аукционный зал государственного ломбарда на Большой Дмитровке
в Москве. У входа перебрасываются репликами трое автоматчиков,
охраняющих выставленные в витрине золотые кольца, сережки,
цепочки и прочие ювелирные изделия, не выкупленные вовремя
клиентами. На каждом изделии бирка — аукционный номер, вес, цена
одного грамма и стартовая цена. Для золота она сейчас держится в
пределах ста рублей за грамм, серебро идет по 4 рубля. Желающие
приобрести кольцо или брошку пишут на листочке цену, которую
согласны заплатить. Потом в четверг, в час «икс» конверты с
записями вскрываются — и тот, кто указал наибольшую цену,
получает желаемое изделие. Задача сводится к тому, чтобы и
заплатить поменьше, и «обойти» конкурентов.
Жизнь скупщиков безоблачной не назовешь.
Большинство изделий, которые попадают на аукцион, — это
«барахло», лом драгметаллов. Что можно, скупщики сразу сдают в
магазин. Но чаще вещи из ломбарда приходится везти в Люблино на
завод. Там колечки и сережки переплавят, поставят пробу и только
тогда их можно пристроить в магазин. Чтобы товар не «зависал»,
парни сдают купленное на аукционе в магазины по 300 рублей за
грамм. 20 процентов от этой суммы (60 рублей) берет магазин.
Навара скупщикам хватает разве что на доброе пиво.
Чтобы как следует заработать, обходят добрый десяток
часовых ломбардов. Но, как признались мои собеседники, такая работа им
все же нравится больше, чем, скажем, труд на заводе, у станка.
Свой бизнес, сами себе хозяева…хотя как к этому подойти.
Помимо профессионалов, на аукцион заглядывают и
любители-завсегдатаи. Вроде той тети Маши, что брошь выиграла.
Это ходячая легенда. В свои 70 лет, рассказывает администратор
ломбарда Надежда Андрианова, наша тетя Маша не пропускает ни
одного аукциона. Но покупает обычно всего одну вещь. Для нее игра
— развлечение, скрашивающее однообразие жизни пенсионера. Плюс —
небольшой приработок.
Вместе со мной изучали витрину две молодые дамы, пожелавшие
купить подруге подарок на день рождения.
— А если мы отметим несколько вещиц, а возьмем только одну? —
спрашивают у администратора.
— Именно так все и поступают. Если укажете цену 150 рублей за
грамм — у вас есть шанс «выиграть» колечко или сережки. Чтобы
выиграть кольцо с бриллиантом, обычно ставят цену раз в пять выше
стартовой…
Здесь говорят «выиграть», потому что аукцион — в сущности,
игра на деньги. В магазине цена грамма золота в три-четыре раза
дороже, а тут, если вас не опередят, можно купить по дешевке.
Женщины подают сразу восемь заявок, платят за каждую и
покидают зал. Им на смену приходят двое молодых людей. Окинув
витрину профессиональным взглядом, один из них садится и начинает
диктовать приемщику перечень аукционных номеров, на которые решил
«подписаться». Парень готов купить едва ли не половину того, что
продается. Вторую половину «собирается» купить его приятель.
Продиктовав номера, принимается рассказывать знакомой приемщице
про тетю Машу, которая в прошлый раз выиграла «брошку с брюликом»
(то бишь бриллиантом).

.:Но аукционный зал — надводная часть айсберга. Если хотите,
парадный подъезд. Прежде чем сюда попасть, вещи должны пройти
через залоговый зал, где жутко пахнет нафталином и нуждой. Помимо
ювелирных изделий, люди сдают обувь, посуду, кожаные куртки,
шубы, даже постельное белье.
Для многих это единственный способ одолжить деньги до получки,
пенсии.
— Деньги — это товар, который мы под залог вещей предлагаем
нашим посетителям, — говорит директор ломбарда Анатолий Киселев.
— Каждый месяц выдаем гражданам 25 миллионов, средний размер
ссуды — около 400 рублей. Оцениваем вещи дешевле их реальной
стоимости. Но люди зачастую сами просят нас об этом. Большинство
клиентов — пожилые, привыкшие дорожить нажитым. Свои вещи они
непременно выкупают.
Сейчас в Москве около 80 ломбардов, и число их с каждым годом
растет.
А много надо денег, чтобы открыть ломбард?
Оказывается, 100 тысяч долларов. Аренда помещения, ремонт,
кондиционеры, охрана… У нас теперь любой бизнес рисковый.