Извините, в Ленком попасть можно?

Если с пищей физической у нас все более-менее нормально, то
с «кушаньями» духовными ситуация неоднозначная.
По-прежнему, как много лет назад, почти невозможно попасть
на престижную премьеру или спектакль известного столичного
театра.
Впрочем, это не совсем так: если вы не испытываете
недостатка в средствах и готовы пойти на изрядные финансовые
жертвы, то проблем не будет.
Найдите общий язык с ушлым молодым человеком с пачкой дефицитных листочков и облачайтесь
в нарядные платья для девочек оптом и праздничные костюмы, начиная предвкушать
достойное зрелище.
Но горе тому, кто не в силах «взорвать» скромный семейный
бюджет. Таким людям остается только плотоядно взирать на яркие
афиши…
Впрочем, недавно появилась надежда, что ситуация изменится
к лучшему. Вышло распоряжение правительства Москвы «О порядке
продажи билетов на театрально-концертные и спортивно-зрелищные
мероприятия в Москве». Оно было опубликовано в нашей газете.
Вопреки известному выражению театр начинается не с вешалки,
а с окошечка билетной кассы, куда поклонники сцены суют свою
любопытную голову. Диалог протекает примерно так:
— Извините, в Ленком попасть можно?
— А что бы вы хотели посмотреть?
— «Мистификацию».
— Все билеты проданы, но завтра я, может быть, смогу вам
помочь. Загляните через несколько дней.
Последняя фраза кассирши похожа на пароль. А загадочное
выражение ее лица не оставляет сомнения в том, что объект в
будке давно и хорошо законспирирован.
Спустя три дня нетерпеливые театралы спешат на прежнее
место.
— Здравствуйте. Вы нам обещали…
Лицо новой знакомой светится от доброты.
— Пожалуйста. Вот билеты.
— Спасибо… Сколько мы вам должны?
— 800 рублей.
— За два билета?
А теперь на несколько минут оставим наших героев, застывших
в немой сцене. Говорит начальник Государственной инспекции цен
Москвы Михаил Лев, который дает разъяснение по поводу уже
упомянутого распоряжения:
— На билетах отпечатана цена, по которой они и должны быть
реализованы. В нее обычно включается так называемая маржа, то
есть комиссионные для предпринимателей, составляющие по
договору с театрами от 5 до 30 процентов. Другими словами,
если цена на билете установлена в 200 рублей, это означает,
что продавец может получить по договору с театром максимум 60
рублей с каждого билета. Но есть и такие, кто хочет увеличить
свой доход — то есть повысить цену. Продавать, скажем, тот же
самый 200-рублевый билет по 300 и более рублей, в зависимости
от спроса. Значит, в карман ловкого продавца помимо законной
маржи уходит и «премия», которую он сам себе установил.
— Кто чаще всего допускает такие нарушения?
— Наши проверки показали, что в основном их допускают
предприниматели, заключившие соглашение с фондом «Содружество
Театр-Метро». То есть в кассах, расположенных в районе
метрополитена, цены на билеты обычно повышаются еще как
минимум на 30%. 35 таких мест торговли подверглись штрафным
санкциям. Как правило, обычные театрально-концертные кассы
таких нарушений не допускают.
— Что ожидает нарушителя?
— Штрафные санкции могут осуществляться по статье Кодекса
об административных правонарушениях, которая предусматривает
наказание от 50 до 100 минимальных окладов. Особенно злостные
нарушители, замеченные в завышении цен неоднократно, могут
быть лишены лицензии на право торговли. Хотя у нас нет на это
полномочий, мы можем обратиться в органы, выдающие такие
лицензии, с просьбой приостановить их действие.
— Михаил Юрьевич, а указано ли в документе, что его
обладатель имеет право на торговлю именно билетами на
зрелищные мероприятия?
— К сожалению, нет. Там просто указано: «оптово-розничная
торговля». Мы собираемся предложить, чтобы в лицензии
конкретно указывалось, какой именно торговлей собирается
заниматься предприниматель.
— Как часто вы будете проводить такие проверки?
— Регулярно.
А теперь вернемся к диалогу продавца и покупателя. Они
смотрят друг на друга недоумевающе.
— 800 рублей вам надо заплатить за один билет,- говорит
женщина в будке.
— Хорошо.
Мужчина неторопливо достает бумажник и отсчитывает деньги.
Но через минуту настроение симпатичной кассирши резко
меняется.
— Контрольная закупка! Мы снова и теперь уже навсегда
покидаем наших героев. Дальнейшее неинтересно и порой
непечатно — резкие слова, слезы, объяснения.
А теперь позвольте, как принято говорить, несколько слов
без протокола. Возможно, в какой-то степени ситуация изменится
— неуемных любителей наживы «ударят» по карману, и довольно
сильно. Но вряд ли небогатый любитель искусства теперь сможет
без проблем попасть на премьеру Марка Захарова и балет
Большого театра, насладиться постановкой Галины Волчек в
«Современнике» или послушать концерт популярного зарубежного
исполнителя. Спекулянты, ранее сидевшие в будках касс, теперь,
возможно, присоединятся к толпам уличных торговцев, много лет
без проблем сбывающих свой товар по суперценам. А другие
заслуженные мастера наживы, как и прежде, будут рекламировать
свои услуги на страницах газет и на интернетовских сайтах.
Ничего не поделаешь — искусство требует жертв.
Пока же все билеты проданы.