Ветеринары бывают разные

На днях в редакцию пришло письмо от москвички Татьяны
Кирсановой: «Купила на рынке деревенский творог — вся семья
отравилась. Куда смотрят санврачи?» А те жалуются: на столичные
рынки сейчас поступает огромное количество безвестных продуктов —
и мясных, и молочных. Их поставляют многочисленные перекупщики,
которые промышляют по деревням и за бесценок приобретают у
крестьян товар, обходя стороной ветеринарные службы. А в иных
регионах эти службы давно захирели: нет специалистов.
Мы попросили собственных корреспондентов «Труда» проверить,
как действует ветслужба на селе.

Знакомые крестьяне в Фатежском районе, у которых порой покупаю
молоко, как-то отказались даже литр продать. «Приходил ветеринар из вызовветеринара.рф,
— объяснили мне, — сказал, что в селе четыре собаки заболели.
Пока все подворья не обследуют — ничего не продавать». Я даже
удивился: неужели ветслужба действует и ее даже слушаются?
— Как ни странно, несмотря на все кризисы, мы действительно
сохранились,- подтвердил начальник облуправления ветеринарии
Василий Выдрин. — 98 процентов вакансий заполнены. Наших
участковых ветврачей вы встретите и на личных подворьях, и на
крупных фермах.
Важно, что профилактические мероприятия, а это большая часть
работы ветеринаров, для крестьян бесплатны. Лишь иногда 40-50
рублей приходится выложить за лекарства. Ветеринарная дешевизна
обеспечивается не только бюджетом, но и деньгами Росгосстраха —
как плата за агитацию крестьян страховать скот. Впрочем, без
страхования и не обойтись: корова на рынке стоит около 15 тысяч
рублей, не дай Бог, случится падеж — крестьянин не скоро сможет
обзавестись новой кормилицей.
Основная задача ветслужбы — борьба с распространением
инфекционных заболеваний. Минувшим летом, когда на область
надвигался ящур, спаслись только благодаря срочно оборудованным
санитарным зонам вдоль границ. В области начиная с 1924 года на
специальной карте обозначаются все места захоронений животных,
павших от сибирской язвы. Их немало — 905.
Но в последние годы возникли новые вопросы. Один из них —
бесконтрольная деятельность перекупщиков. Уже есть случаи
подделок ветеринарных сертификатов, продажи мяса павших животных.
А ведь на подворьях сейчас производится до 60 процентов мяса и
молока. Так что без ветслужбы нельзя.
Владислав ПАВЛЕНКО.
Ростовская область.
Еще недавно в станицах и на хуторах Дона за лекарствами для
домашней скотины выстраивались очереди. Зооветснабы к середине
90-х прекратили существование — на рынке лекарств образовалась
пустующая ниша. Заезжие торговцы — как правило, с Кубани и
Ставрополья — привозили снадобья нечасто. Да и ассортимент был
беден.
Три года назад Ростовский облпотребсоюз решил: организовать
сеть ветеринарных аптек. Первая открылась в райцентре — рабочем
поселке Целина. Под нее переоборудовали магазин: поставили тут
кассовый аппарат да бытовой холодильник. Незадача возникла со
специалистами: ветврачи и фельдшеры, которым позволено торговать
лекарствами, после развала колхозов и совхозов успели
разъехаться, переквалифицироваться. С трудом нашли нужных людей.
— Сейчас, — говорит главный санитарный эксперт Ростовского
облпотребсоюза Галина Сабитова, — ветеринарные аптеки открыты в
Кагальницком, Веселовском, Семикаракорском, Тацинском и других
районах. Всего 24 аптеки. За лекарствами и витаминами для
домашнего скота хозяевам не нужно ехать даже в райцентр.
Работники аптек заранее собирают заявки у жителей и привозят
препараты в дальние деревни.
В первом квартале нынешнего года планируется открыть еще 8
ветаптек. Дело-то по здешним меркам прибыльное: товарооборот
одной ветеринарной «точки» составляет в месяц примерно 30 тысяч
рублей.
Людмила КАРАМЫШЕВА.
Вологодская область.
У Марьи Васильевны Соколовой, жительницы деревни Слобода,
заболела буренка. Через сельсовет хозяйка вызвала фельдшера, и он
вылечил кормилицу, причем цену за услугу взял умеренную. «Я вот
уже пять лет руковожу ветеринарной службой области, —
рассказывает Сергей Заика. — У нас больше 900 специалистов,
которые обслуживают все деревни и поселки. Поэтому на территории
региона практически нет падежа скота».
Одно беспокоит: с января 2002 года службе нанесен ощутимый
удар — сокращено бюджетное финансирование. Соответственно на
треть придется сократить и число специалистов. По мнению Заики,
это связано с тем, что служба контролирует ввоз импортного
продовольствия и кому-то мешает. Этот «кто-то» явно меньше
озабочен здоровьем людей, чем собственным карманом. А между тем
мой знакомый профессор часто повторяет: «Медицина лечит человека,
а ветеринария — человечество»…