Автору мини-юбки Мэри Квант — 70 лет.

У мини-юбки двойной юбилей — ее автору, британскому поп-дизайнеру Мэри
Квант исполняется семьдесят лет, а самой модели — сорок: в 1964 году мини
была признана мировой сенсацией. О том, как мини-юбка завоевала мир,
рассказывает обозреватель «Известий» Лидия ШАМИНА.
Юбка «горячей длины».
Говорят, Мэри Квант идею просто-напросто сперла.
А именно — пришла в гости к подруге, Линде Квайзин, затеявшей
генеральную уборку и для удобства обрезавшей старую домашнюю юбку до
предела возможного. В этом не было ничего удивительного: самые смелые
девчонки из Челси щеголяли по улицам в чем-то подобном уже в конце
пятидесятых. Однако Мэри Квант была сражена — а через неделю в ее бутике
вовсю торговали смелыми нарядами. «Коротко, еще короче, юбка «горячей
длины», — твердила Мэри, и с каждой неделей длина становилась все более
смелой, в конце концов дело дошло до предельных двадцати трех сантиметров
ниже пояса. Мэри Квант только успевала придумывать новые модели.
Сенсационный прорыв мини объясняется тем, что идея буквально носилась в
воздухе, — сексуальная революция, стартовавшая в Европе в шестидесятые,
руководствовалась лозунгами «Долой!» во всем, включая нижнее белье и дешевые трусы. В мае
1968 года феминистки из Движения защиты женщин провели демонстрацию, на
весь Париж скандируя «Мини — одежда для всех!» и демонстративно выбрасывая
свои лифчики прямо на асфальт. И хотя, по теории известного парижского
историка и аналитика моды Александра Васильева, женщины раздеваются в
результате мировых войн, чтобы привлечь внимание оставшихся после
катаклизмов мужчин, мини-юбка, предельно обнажив женские бедра,
сравнительно мирно и на долгие годы завоевала славу самой популярной модели
мира.
Мэри Квант не получила специального образования, хотя шить начала рано:
ее первой моделью было платье, сшитое из родительского покрывала, которое
она искромсала маникюрными ножницами. После Школы искусств Лондонского
университета Мэри Квант недолго шила шляпки, а в 1955 году открыла на
Кing’s Road в Челси собственный модный магазин-салон Bazaar, где продавала
чужую одежду. Дело не шло, и Мэри решила создавать модели сама. «Мне
хотелось, чтобы у молодых была своя собственная мода, в духе двадцатого
века». Ночами она шила платья, днем продавала, а на вырученные деньги в
самом шикарном лондонском универмаге Harrod’s закупала ткани, чтобы снова
шить. Как признавалась сама Мэри Квант, она так боялась покупателей, что за
кассой всегда держала бутылку скотча. Тем не менее ее смешные, недорогие и
яркие вещи раскупались быстро и скоро стали самой востребованной одеждой у
взыскательных модниц Лондона.
Муж Мэри Квант, Александр Планкет Грин, точно сформулировал интересы
покупательниц: «Да они все хотят выглядеть как набоковская Лолита!»
Беспечную «овечку Долли», растиражированную Мэри Квант, в полудетском
платьице или сарафанчике с бретельками, больше всего на свете волновал ее
облик — и в первую очередь как выглядят ее ноги в новомодной короткой
юбчонке.
Кстати, сама Мэри Квант на авторство мини не претендовала — она
говорила, что просто ввела моду на лондонских свингующих девчонок
шестидесятых годов, к которым принадлежала сама. Вместе со своими Chelsea
girls, девушками из Челси, она утверждала: «Хороший вкус — смерть.
Вульгарность — жизнь». Лозунг работал: в 1957 году она открыла второй
магазин, а в 1960-м — собственное ателье. Отныне ее модели украшал
фирменный лейбл — стилизованная черная то ли ромашка, то ли маргаритка.
Первую полноценную коллекцию мини Мэри Квант показала в 1963 году.
Лондон был шокирован: в солидной Sunday Times появилось фото модели в
мини-юбке, которая провозглашалась знаменем эмансипации. Несмотря на иронию
скептиков («Как можно сесть в автомобиль, не показав всему миру своих
трусиков?»), мэриквантовский «стиль Лондон», как окрестили его критики
моды, распространялся по миру подобно лесному пожару. Это была настоящая
революция: мода превратилась в массовое явление, покинув элитарные салоны
домов мод и выйдя на улицы.

Мини-космополит.
Главными энтузиастами мини в Париже, оплоте Высокой моды, оказались Пьер
Карден и Андре Курреж, которым многие склонны приписать авторство мини
наравне с Мэри Квант. Только по той причине, что они представили мини-юбки
в своих коллекциях практически одновременно с экстравагантной англичанкой.
Оба без конца модернизировали покрой мини, добавляя складки, карманы, рюши,
кокетки, ремешки, лямки и прочие детали, любовно развивая идею. Кроме
мини-пальто и платьев из искусственной кожи имя Андре Куррежа неразрывно с
вязаными и кружевными колготками и бескаблучными сапогами до колен. Пьер
Карден пошел еще дальше, предложив к мини-платьям высокие, плотно
облегающие ногу до бедра блестящие сапоги-чулки. Мини-юбка+сапоги без
каблука+колготки (кружевные, локально цветные или с замысловатым рисунком и
орнаментом) составили новый силуэт и изменили стиль жизни, привычки и
поведение целого поколения, как в свое время знаменитый new look Кристиана
Диора.
Понятно, что никто не хотел остаться в стороне от революции. В 1965 году
Ив Сен-Лоран создает знаменитое «мондриановское» мини-платье из квадратов
локальных цветов, и даже аристократичный Дом моды Balmain выпустил вечернее
плиссированное мини-платье из шифона и парчи.
Полеты в космос добавили мини драйва и графичности, и заявленный
дизайнерами «стиль космического века» только усилил энтузиазм жертв моды.
Изменилась даже походка — в сапогах без каблуков шаг становился шире, а
позы смелее и раскованнее.
Эстафету всемирной эмансипации подхватил Пако Рабанн. Его мини-платья из
алюминиевых пластинок, соединенные кольцами и крючками при помощи клещей и
пассатижей, стали настоящим бумом конца шестидесятых. Чтобы подчеркнуть
«блестящий» эффект, дизайнер впервые пригласил на дефиле темнокожих
моделей. Худышки, одетые в серебристо-белые кольчуги из матовых и
прозрачных пластин родоида, которые при искусственном освещении таинственно
отливали разными цветами, казались невесомыми пришельцами из космоса.
В поисках новых материалов Мэри Квант не отставала от парижан и все
найденное обращала в прибыль. В 1962 году она подписала контракт с самой
крупной американской фирмой молодежной одежды J.C.Penny, а в 1963 году
основала собственную фирму «Джинджер-групп» — и теперь ее модели оптом
продавались по всему миру. Коллекция «Вива-Вива» (разумеется, только мини
на все лады), представленная в Милане в 1967 году, показала необычайные
перспективы искусственных волокон, из которых были связаны крошечные юбки и
платья, а также сопровождавшие их колготки и гольфы.
После ошеломляющего успеха этой коллекции в Париже за несколько дней
было продано тридцать тысяч платьев от Mary Quant. Дальше в ход пошел
полихлорвинил, из которого Мэри Квант шила короткие плащи и длинные сапоги,
и поливинил, для которого нитки стали не нужны — модели можно было просто
сваривать по швам. Американцы идею развили еще более утилитарно: в
1966-1967 годах в США Scott Paper Company продала полмиллиона одноразовых
бумажных платьев-мини по цене $1,25.
Мини-веточка.
Новая модель одежды требовала идеальных длинных ног и абсолютной
стройности. Мягкие женственные формы были объявлены вне закона, а в моду
вошли чахоточного вида девицы с щуплыми фигурами и ногами-спичками. Самыми
известными манекенщицами в Лондоне тех лет считались неприлично тощие
Пенелопа Три и Джейн Шримптон по прозвищу Шримп (Креветка), а в Европе —
немецкая модель Верушка, в жизни — графиня фон Лендорфф. Их фотосессии
становились сенсацией, их снимали самые именитые фотографы, в числе которых
и знаменитый Ричард Аведон. Хотя гораздо большим спросом у фоторедакторов
молодежных журналов пользовались снимки скандально известного модного
фотографа Дэвида Бейли. Он руководствовался им же сформулированным
принципом «Шмотки — это всего лишь шмотки», главным во время съемки был
сексуальный мотив. Каждый кадр Бейли выстраивал так, будто намеревался
наброситься на свою жертву, предварительно объяснив ей, что камера, — это
что-то вроде пениса. К слову, именно он стал для Микеланджело Антониони
прообразом главного героя в знаменитом фильме «Blow-up» (1966), где
знаменитая модель Верушка сыграла саму себя — знаменитую модель.
Однако истинной сенсацией шестидесятых стала шестнадцатилетняя
англичанка Лесли Хорнби (36,5 кг), прозванная Твигги (англ. — веточка,
стебелек). В 1966 году Твигги стала «Лицом года»: ее огромные глаза с
наклеенными ресницами, обведенные черными тенями, как у панды, стали
образцом нового макияжа. Производители косметики и искусственных ресниц
охотно вкладывали деньги в новые линии, широко рекламируя «стиль Твигги».
Все, что давало возможность походить на Твигги, тинейджеры моментально
сметали с прилавков, требуя все новых игрушек в стиле своей любимицы.
Безумие под названием «Твигги» продолжалось три года — за это время
супермодель стала настоящим идолом моды, сама занялась производством
косметики, одежды и товаров для дома, выпустила куклу под своим именем,
сумела сколотить состояние и в девятнадцать лет ушла на покой.
Мини Джекки.
К середине шестидесятых благодаря Мэри Квант не осталось ни одной
девицы, в чьем гардеробе не нашлось бы пары мини-юбок. К этому времени Мэри
Квант стала национальной героиней. В Букингемском дворце ей вручили орден
Британской империи за заслуги в британском экспорте и легкой
промышленности, а в 1966 году объявили «Женщиной года». Это случилось сразу
после того, как свои юбки укоротила королева Англии Елизавета II.
Еще раньше, в 1962 году, когда первая леди Америки Жаклин Кеннеди
спускалась с трапа самолета в римском аэропорту, папарацци замерли: ее
леопардовое пальто открывало колени гораздо больше дозволенного протоколом.
Хрупкой фигуре, стройным ногам, а главное, стилю Джекки,
лаконично-элегантному, как нельзя лучше подходила мини-юбка.
В 1966 году вдова Кеннеди, Джекки Онассис, объявленная секс-символом
США, появилась на публике уже в откровенном мини, и New York Times выдала
вердикт: «Будущее мини обеспечено!» В поддержку Джекки в это время по
городу расхаживали манекенщицы Мэри Квант уже не в мини, а в ультрамини.
Это тоже придумала Мэри Квант: как и Коко Шанель во Франции, она сама была
лучшей моделью своих изобретений и еще в 1965 году предприняла смелый
десант в США, разъезжая по городам и демонстрируя ноги в неприлично
короткой юбке на самых респектабельных party. Не удивительно, что
экзальтированная Диана Вриланд, знаменитый редактор моды американского
журнала Vogue, узнав, что в Нью-Йорке Дэвид Бэйли и Джин Шримптон,
закричала: «Стоп — англичане здесь!» Для Америки да и для всего мира это
означало, что мини-юбка приобрела характер пандемии.
В знаменитом фильме шестидесятых годов «Бонни и Клайд» Фэй Данауэй тоже
щеголяла в мини от Нино Черрутти (хотя в тридцатые, время действия фильма,
о мини никто не мог помыслить). Энди Уорхолл создал модель-пародию из
страниц справочника Yellow Pages. Целых восемь лет, пока на смену мини не
пришли макси и миди, мир только и был занят тем, что обсуждал, чья юбка
короче, и не было коллекции ни pret-a-porte, ни haute couture, где эта
смелая конструкция не занимала бы центрального места.
В мини-юбках с видимым удовольствием позировали звезды — Софи Лорен,
Элизабет Тейлор, Урсула Андерс, Клаудиа Кардинале, Катрин Денев, Джейн
Фонда. Нэнси Синатра, одетая в мини-платье из шелковой бахромы и высокие
сапоги до колен, прославилась хитом-1966 «These boots are made walking»
(Эта обувь сделана, чтобы ходить). Брижит Бардо, рекламируя ультрамини, с
вызовом заявляла: «Высокая мода? Оставьте ее старикам!»
Мини не прощается с тобой.
Несмотря на регулярные витки моды, мини остается самой популярной
моделью дамской одежды, ее непреходящей тенденцией. Революция, которую
затеяла мало кому известная англичанка Мэри Кант, была поддержана
дизайнерами на всех континентах и миллионами почитательниц во всем мире —
потому что мини обеспечило женщинам свободу движения, легкомысленный облик
и юный вид.
В 1990-е мини пережило новый бум, а сегодня особо популярна юбка
ультрамини, скорее напоминающая шорты-бикини с разрезами по бокам, эта
модель повторялась в различных вариантах во всех коллекциях весна-лето 2004
на последней парижской Неделе haute couture.
«Чем больше лет, тем выше юбка» — этот девиз и в ХХI веке объединяет
продвинутых модниц независимо от образа жизни, вероисповедания и
финансового положения. Сегодня мини делают из кожи, винила, кружев, парчи,
тафты, муслина, льна, ситца, вельвета, велюра, шелка, пластика, меха,
бижутерии — список продолжите сами. Мини — самая демократичная одежда:
тридцать сантиметров ткани — и вы одеты как королева.
В начале семидесятых Мэри Квант продала свой бизнес и сегодня занимается
только косметикой. А миллионы ее поклонниц, даже не подозревая о
существовании Мэри Квант, до сих пор продолжают носить мини-юбки, считая их
лучшим видом одежды: они заставляют быть в форме и забыть о возрасте.